Главная | Мой профиль | Выход Среда, 18.10.2017, 18:52
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Расстрел царской семьи [7]
Расстрел царской семьи. Факты, суждения, комментарии.
Венчание на царство. Цари, Императоры. [18]
Откуда пошло венчание на царство.
Царь грядет [57]
Наш опрос
Как вы относитесь к восстановлению монархии?
Всего ответов: 1455
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Князьях, цари, императоры. История в лицах и факта » Венчание на царство. Цари, Императоры.

Великий князь Сергей Александрович Романов

«Святыми не рождаются, а становятся». И великий князь Сергей Александрович стал мучеником не в один день. В течение всей жизни восходил он к этому подвигу. Как свидетельствует его воспитатель капитан-лейтенант Арсеньев, с детских лет Сергей Александрович «молился всегда очень усердно и внимательно». Любимыми его святыми стали преподобный Сергий Радонежский и его ученик Савва Сторожевский. Родившись в Петербурге, князь постоянно тяготел к Москве, к ее святыням. Москве он отдал свои силы и в Москве окончил свои дни.

Важным событием для него стало посещение Святой Земли, с которой оказалась связана вся его жизнь. Во время поездки он самолично увидел безотрадное состояние Православия в Палестине, убедился в тяжелом и беспомощном положении русских богомольцев, особенно простого народа. В 1868 году он купил знаменитый Мамврийский дуб, а затем стал скупать участки земли, имеющие для паломников важное значение, и устраивал гостиницы для них. Князь Сергий становится во главе Православного Палестинского Общества, председателем которого он был 23 года, до конца своей жизни. Есть свидетельство, что еще его отец, Александр II, сказал председателю палестинского комитета князю Оболенскому: «Это для меня вопрос сердца». «Вопросом сердца» стала Святая Земля и для князя Сергия. Нет ничего на свете случайного. Князь Сергий представлял императорскую Семью на освящении Храма святой Марии Магдалины в Гефсиманском саду. Он был построен Романовыми. Великая княгиня Елизавета сказала: «Как я хотела бы быть похороненной здесь». Господь, как мы знаем, исполнил ее пожелание. Мощи святой преподобномученицы Елизаветы покоятся именно здесь. Помещение, в котором они были впервые открыты, по свидетельству очевидцев, наполнилось «сильным запахом как бы меда и жасмина».

Поистине Сам Господь Своею благодатью чудесно соединил эти две жизни и две смерти. Принимая Православие, великая княгиня писала своему отцу, герцогу Дармштадскому: «Когда я видела, каким глубоко религиозным был Сергей, я чувствовала себя отставшей от него, и чем больше я узнавала его Церковь, тем больше я чувствовала, что она приближает меня к Богу». Когда она сообщила о своем намерении присоединиться к Православной Церкви, у ее супруга, по словам одного из бывших придворных, «слезы невольно брызнули из глаз». Знаменательно, что в прославлении преподобного Серафима Саровского, пророка грядущих испытаний православной России, великий князь Сергей Александрович и великая княгиня Елизавета Феодоровна приняли самое деятельное участие вместе с царской семьей, которая скоро возглавит сонм новых мучеников и исповедников Российских.

С середины девятнадцатого века враги православной России активизируются. Возникли гнезда террористов. Они были направлены против Российской империи. Их целью были, прежде всего, приближенные к дому Романовых и сам государь – «удерживающий», по слову святого праведного Иоанна Кронштадтского, беспрепятственное распространение зла. Убийства начались с лучших. Россия содрогнулась от убийства Александра II. Он первый принял на себя удар, направленный против веры и Отечества. Этот открытый терроризм исходил из низов, в основном от инородцев и маргинальных распропагандированных соотечественников. Их задачей было уничтожить Россию. Ослабить и запугать убийством лучших – тех, кто удерживал беззаконие, не допускал его разгула. И в этой борьбе самые большие жертвы понесла семья династии Романовых.

Четвертый сын царя-освободителя Александра II был убит так же как его августейший родитель – взрывом бомбы, брошенной членом террористической организации, поставившей целью свержение самодержавия любой ценой. Это убийство было совершено 17 февраля н. ст. 1905 года в самом сердце Москвы – в Кремле, среди великих русских святынь. Священное место, которое Александр III называл алтарем России, обагрилось мученической царской кровью. Сразу после взрыва супруга великого князя, будущая преподобномученица Елизавета, выбежала из дворца. Она еще имела в себе силы с великим самообладанием собрать по частям разорванное на куски тело мужа. Уцелели нательный крест и образки. Это было символом России, которую ее враги скоро будут пытаться разорвать на куски. Не случайно и то, что останки великого князя были положены в Алексеевской церкви Чудова монастыря в Кремле, у мощей святителя Алексия, митрополита Московского, одного из его любимых святых, много потрудившегося для объединения раздробленной Руси. На месте гибели великого князя был установлен памятник-крест. Символично, что на кресте были выбиты слова Спасителя: «Отче, отпусти им, не ведят бо, что творят» (Лк. 23, 34). Благодати этих слов приобщилась и великая княгиня Елизавета, «евангельски убийцу мужа своего простившая». Этими же словами она будет молиться за своих убийц, сброшенная ими в алапаевскую шахту. Символично и то, что после революции этот крест собственноручно сбросит веревкой с постамента Ленин.

Одна из статей, напечатанная вскоре после этого преступления, была озаглавлена: «За что его убили?» Ответ в ней на этот вопрос давался точный. «Лишить Россию не только в настоящее время, но и в будущий период ее возрождения, – сильных и убежденных защитников – вот гнусная цель наших подпольных и «легальных» революционеров. Вот почему они с ожесточенной злобой накинулись на великого князя Сергея Александровича, чуя в нем человека не только бывшего, но и будущего времени». Разрушители России справедливо считали великого князя главой «партии сопротивления», хотя к тому времени, будучи несогласным с нерешительными мерами правительства против угрозы государственного переворота, он подал в отставку с поста генерал-губернатора Москвы и остался лишь командующим Московским военным округом. Это преступление было не политическим, а духовным. Оно предваряет начало небывалых еще в истории гонений.

И великого князя Сергея Александровича можно назвать «соглядатаем» (Нав. 2, 1) – одним из тех, кто идет впереди всей Церкви в Землю Обетованную. Все святые – соглядатаи, они делают то, что должны делать все христиане, – не внешним подражанием, а решимостью идти вслед Христу. Христианство нуждается в соглядатаях. Без них, даже утвердившись в мире, оно становится привычным, банальным, готовым идти на бесконечные компромиссы. И без них оно не может продолжать в новых поколениях свой путь. Святые также неузнаваемы и невидимы, как соглядатаи. Но это их невидимое присутствие, может быть, является условием, благодаря которому они, живя рядом с нами, могут соделать и нас подлинными учениками Христовыми. Мученическая кончина великого князя Сергия открывает век святых мучеников. Отпевал великого князя будущий священномученик митрополит Владимир (Богоявленский). Отец Митрофан Сребрянский (будущий преподобноисповедник Сергий) назвал великого князя «новым мучеником царствующего дома, мучеником за правду», а будущий священномученик Иоанн Восторгов – «мучеником долга». Многие будущие новые мученики свидетельствовали в эти дни, что великий князь Сергий знал об угрожающей ему смерти, но ни за что не хотел уступить врагам Православия и России.

Сегодня мы снова приглашаемся задуматься о том, почему наша Церковь называется Церковью новых мучеников и исповедников Российских и что означает наша принадлежность к ней. Мученик следует за своим Господом словами и поступками, и далее – смертью своей. Потому Господь говорит: «Где Я, там и слуга Мой будет». После того как Христос явил послушание до смерти и смерти Крестной ради нашего спасения, нет такой смерти, которой мы не должны были бы принять, если мы на самом деле христиане. Но мы достигаем Его Креста только Им, Его любовью, которая поддерживает нас и несет нас. Он испил горькую чашу до края и теперь преподает ее нам, наполнив ее небесным вином, которым Он увеселял Своих мучеников. И когда Он спрашивает нас, можем ли мы пить ту же чашу, что и Он, мы должны отвечать то, что ответили Ему два апостола: «Можем». Господи, мы можем это, но не своими силами, а силой, которой мы ждем от Тебя. Твой Крест и Воскресение дают нам больше чем силу и мужество. Они избавляют нас от страха и гордости. Стоя перед воскресшим Христом, мы должны увидеть, чем мы призваны быть.

Обстоятельства, когда требуется жертвовать жизнью, после прекращения открытых гонений редки. Но обстоятельства, когда необходимо мужество, чтобы быть верным своему долгу и своей совести, бывают чаще, чем принято думать. Можно легко убедиться в этом, не боясь преувеличений. В Церкви, а также в государстве, каким бы оно ни было, нет человека, которому верность его свету Христову и своему долгу не стоила бы жертвы. То, что эти обстоятельства, когда требуется жертва, мало замечаются, означает, что многие издалека оберегают себя, умаляя свои христианские обязанности до того, чтобы не надо было доводить их до жертвы. Умаляя их до легкого поверхностного служения, согласного с их внутренним устроением. Или совершая мужественные поступки, которые являются только порывами, питаемыми преходящей порядочностью, но корень которых скорее гордость, чем христианская добродетель. Как стыдно быть слабым и робким, так нелегко признаться, что долг, который мы не готовы исполнить, делает нас не заслуживающими христианского имени. Исполнению этого долга препятствуют, его ставят под сомнение. На него смотрят даже как на предосудительное излишество, пытаясь покрыть свое отступничество или оправдать его. И множество тех, кто судит так, утверждают и утешают новое множество тех, кто ищет образец защиты от истины, докучающей им и не дающей им спокойно жить. Но добрый пример, как и дурной, – заразителен.

После убийства великого князя Сергея Александровича архимандрит Анастасий (Грибановский) сказал, что злодеи хотели запятнать Кремль царственной кровью, но лишь «создали новый опорный камень для любви к Отечеству», дали«Москве и всей России нового молитвенника».

Протоиерей Александр Шаргунов

_____________________________________________________________________________________________________________________________________________


Великий Князь Сергей Александрович
и Великая Княгиня Елизавета Феодоровна

4 февраля 1905 г. в Кремле, близ Никольских ворот, террорист Каляев бомбой убил Великого Князя Сергея Александровича. Пострадало много случайных людей.

Незадолго до того Великий Князь, будучи генерал-губернатором Москвы и предпринимая меры против революционного еврейства (начиналась т.н. »первая революция»), выселил из города в соответствии с законом о черте оседлости тысячи евреев и закрыл синагогу. В связи с этим еврейский историк Дубнов писал, что Каляев – «орудие исторической Немезиды, покаравшей московского Амана за поругание еврейства».

По этой причине Сергей Александрович стал для евреев одной из наиболее ненавистных фигур, на которую было принято лить всевозможную клевету в печати, приписывать ему всевозможные пороки, в том числе позже даже в «солидных» исторических трудах. Постараемся восстановить и сохранить в нашей памяти его светлый облик.

+ + +

Сергей Александрович Романов, четвертый сын Императора Александра II, родился 29 апреля 1857 г. в Царском Селе. В детстве воспитательницей Великого Князя была Анна Феодоровна Тютчева, в замужестве Аксакова, а в 1864 г. воспитателем был назначен капитан-лейтенант Дмитрий Сергеевич Арсеньев – оба люди незаурядные, привившие Великому Князю любовь к родине с ранних лет. Большое воздействие на душу Сергея Александровича и его последующую жизнь оказало знакомство в юности с архиепископом Ярославским и Ростовским Леонидом.

В благочестивом и набожном окружении усилиями матери Великий Князь получил прекрасное образование. Энциклопедию права ему читал Константин Петрович Победоносцев, которого Сергей Александрович знал и любил с детства, государственное право было поручено Николаю Степановичу Таганцову, политическая экономия – Владиміру Павловичу Безобразову. Зимой 1876 г. историю Великому Князю преподавал Сергей Михайлович Соловьев, русскую литературу читал профессор Орест Феодорович Миллер. Ему также читали курс военных наук, однако любимой наукой его была история. Вместе с профессором истории Константином Николаевичем Бестужевым-Рюминым Великий Князь уже в ранние годы совершил поездку по северу России и большую часть времени посвятил изучению исторических памятников и святынь.

В 1877 г. начались занятия по приготовлению Сергея Александровича к присяге. Эти занятия вел истинный патриот, глубоко верующий человек – князь Сергей Николаевич Урусов. 29 апреля 1877 г. Великий Князь принес присягу на верность Царю и Отечеству и вскоре отправился в действующую армию на Балканы, где в то время шла русско-турецкая война. За проявленную отвагу при военных действиях Великий Князь был награжден орденом святого великомученика Георгия Победоносца IV степени.

В 1882 г. Сергей Александрович был назначен командиром 1-го батальона лейб-гвардии Преображенского полка. Он был образцом исполнения служебных обязанностей, настоящим отцом-командиром, которого любили и уважали и солдаты, и офицеры. До конца жизни Великий Князь не терял связи со своими преображенцами. Для улучшения быта «слабосильных нижних чинов» Сергей Александрович пожертвовал в полк капитал в 10000 рублей.

1 марта 1881 г. от бомбы террориста погиб отец Сергея Александровича, Император Александр II. 21 мая Великие Князья Сергей Александрович, Павел Александрович и Константин Константинович совершили паломничество во Святую Землю, желая после перенесенных тяжелых нравственных потрясений найти утешение в молитве у Живоносного Гроба Господня. После беседы с ними архимандрит Антонин (Капустин), начальник Русской Духовной миссии в Иерусалиме, записал в своем дневнике: «Чистые, благие и святые души царевичей пленили меня». О Великих Князьях он также писал В.Н. Хитрово: «Независимо от своего царского рода и положения, это наилучшие люди, каких только я видел в свете… Меня они очаровали своею чистотою, искренностью, приветливостью и глубоким благочестием в духе Православной Церкви».

Вскоре по возвращении в Петербург Сергеем Александровичем было учреждено Православное Палестинское общество, в котором Великий Князь принял обязанности председателя. Общество стало заботиться о святынях Палестины, собирать, разрабатывать и распространять в России сведения о святых местах Востока и оказывать всемерное содействие русским паломникам. В Иерусалиме для русских богомольцев было сооружено подворье с гостиницами, устроены прекрасная больница, школа и странноприимные дома. По инициативе и на средства Великого Князя в Иерусалиме были произведены раскопки, давшие много ценных результатов. Под вековыми наслоениями был обретен порог так называемых «Судных врат», чрез которые шел с Крестом на Голгофу Господь наш Иисус Христос. На этом священном месте был сооружен храм во имя святого благоверного князя Александра Невского, в память Царя-Освободителя. Великие Князья также приобрели место на склоне Елеонской Горы, близ Гефсиманского сада, на котором вскоре на их средства был построен новый пятиглавый храм во имя святой равноапостольной Марии Магдалины, в память благочестивой Императрицы Марии Александровны. Имя Великого Князя Сергея Александровича должно всегда с благодарностью почитаться каждым православным паломником на Святой Земле.

Жизнь, отданная Богу

3 июня 1884 г. Сергей Александрович вступил в брак с дочерью Великого Герцога Гессенского Людвига IV, ставшей Великой Княгиней Елисаветой Феодоровной. По обоюдному желанию супруги хранили чистоту, так как еще до свадьбы благочестивые жених и невеста решили жить как брат и сестра. Этот союз был удивительно счастливым, поскольку супруги имели глубокое духовное родство.

26 февраля 1891 г. Высочайшим приказом Великий Князь Сергей Александрович был назначен Московским генерал-губернатором. За время своего генерал-губернаторства Великий Князь Сергей Александрович очень много сделал для Москвы. Особо следует сказать об учреждении общеобразовательных чтений для рабочих. Великий Князь горячо принимал к сердцу их интересы, поощряя распространение исторических знаний в рабочей среде при участии священнослужителей. За два года Комиссией по устройству чтений было предпринято около 50 изданий, включая книги по богословию, истории, литературе, географии, биологии, искусству. Председатель Комиссии, ректор Московской Духовной Семинарии архимандрит Анастасий (Грибановский) в своей речи перед слушателями очередных чтений, состоявшихся 6 февраля 1905 г., произнес:

«Великий Князь особенно чтил Москву как скрижаль нашей отечественной истории… Поникшее было в прежнее время, под воздействием чуждых нам влияний, значение святынь Москвы, исторических достопамятностей, самого уклада жизни московской при Великом Князе поднялось, возвысилось и стало виднее во всех концах России, сами Государи стали чаще посещать Москву. Царь Александр III, в правление Москвой Великим Князем, в одном из своих пребываний здесь, сказал достопамятные слова: «Москва – это храм России, а Кремль – ее алтарь»».

В начале XX века в России поднялась новая волна терроризма. Сергей Александрович был непримирим к бунтовщикам и революционерам, считал, что необходимо принять более жесткие меры по отношению к террористам. Правительство не поддержало Великого Князя, и 1 января 1905 г. Сергей Александрович добровольно отказался от поста генерал-губернатора, не желая продолжать политическую деятельность. Великий Князь пожелал сохранить за собой только воинское звание. Однако он чувствовал, что приговорен к смерти. «Когда служили панихиду по разорванному на части бомбою министре Плеве, Великий Князь Сергей Александрович, склонившись в молитве и весь отдавшись Богу и Его воле, уже знал твердо, что участь его решена», – писал протоиерей Иоанн Восторгов (впоследствии священномученик).

4 февраля 1905 г. в 2 часа 50 минут по полудни Сергей Александрович, как обычно, выехал из Николаевского дворца в карете с одним кучером, без охраны – последнее время он ездил даже без адъютанта, никого не желая подвергать опасности. Когда до Никольских ворот оставалось не более 15 саженей, прогремел чудовищной силы взрыв. Он был настолько силен, что в здании Судебных Установлений и здании Арсенала вылетели окна. Когда рассеялся дым, представилась страшная картина: в луже крови безформенной грудой лежали останки. Со всех сторон к месту трагедии кинулись люди.

Но вдруг толпа расступилась… Приехала Великая Княгиня Елисавета Феодоровна, которой успели сообщить о злодеянии, жертвой которого пал ее Августейший супруг. Она приблизилась к останкам Великого Князя и со слезами склонилась к ним. Это была потрясающая минута… Останки Великого Князя были перенесены в Алексеевскую церковь кафедрального Чудова монастыря. Все время, пока останки находились в храме, в Кремль длинной вереницей тянулись молящиеся от Спасских ворот. Многие простаивали в ожидании 5-6 часов.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский прислал Императору следующую телеграмму: «Скорбь Ваша неописуема. Скорбь Спасителя в Гефсиманском саду за грехи міра была безмерна, присоедините Вашу скорбь к Его скорби: в ней найдете утешение». В речи на панихиде по убиенном Великом Князе 5 февраля 1905 г. протоиерей Иоанн Восторгов произнес:

«Выстрел за выстрелом, взрыв за взрывом, кровь за кровью и убийство за убийством на Русской Земле. И вот пролилась кровь, благородная кровь ближайшего Сродника Государева. Не в честном бою, не пред лицом открытого ополчившегося врага, а от злодея, из-за угла поджидавшего жертву… Государство в опасности, люди гибнут на войне и внутри страны, презренное и гнусное убийство вышло из темных углов и нагло показывается на улицах, а сыны народа, почитаемые его мыслящею частью, как будто ничего не случилось, твердят и твердят о своих мечтательных и заморских идеалах, своими писаниями плодят и плодят недовольство в стране вместо успокоения, несут разделения, раздоры вместо мира и согласия… Люди русские! Одумаемся! Суд при дверях. Господь близ. Жертвы кровавые перед нами. Поминая молитвою эту новую и страшную жертву – убиенного Великого Князя Сергея Александровича, восплачем о нем, восплачем о растерзанном сердце Царя, о несчастной терзаемой России, восплачем и о себе самих!»

10 февраля, в день отпевания Великого Князя, с ним прощалась вся Москва, а вместе с нею и вся Россия. «Ты был верен до самой смерти своему долгу и запечатлел своею кровью верность твою святым исконным заветам Земли Русской, оставив нам высокий пример непоколебимой веры в Бога, преданности святой Церкви и Престолу и служения ближним, не жалея себя… Вечная память тебе на Святой Руси, наш дорогой, горячо любимый Великий Князь! Не забывай нас в твоих истых молитвах пред Престолом Всевышнего, да ниспошлет Господь мир и тишину Земле нашей, о которой ты столько болел душою и печалился, живя между нами», – писали в тот день «Московские ведомости».

По окончании отпевания дубовый гроб с серебряными государственными гербами по бокам был перенесен в храм во имя святого Апостола Андрея Первозванного в Чудовом монастыре, а 4 июля 1906 г. погребен в склепе специально построенного храма-усыпальницы в честь преподобного Сергия Радонежского – Небесного покровителя Великого Князя.

Елисавета Феодоровна посетила в тюрьме убийцу своего супруга, передала ему образок и сказала: «Я вас прощаю, Бог будет Судьей между Князем и вами, а я буду ходатайствовать о сохранении вам жизни».

На месте мученической кончины Сергея Александровича 5-й гренадерский полк поставил белый крест. К подножию креста люди начали класть деньги, и Великая Княгиня Елисавета Феодоровна, назначенная шефом полка по кончине Великого Князя, выразила желание, чтобы на эти средства был сооружен новый крест-памятник. 2 апреля 1908 года после литургии в храме-усыпальнице состоялось освящение креста, выполненного по проекту В.М. Васнецова. У подножия креста было начертано: «Отче, отпусти им, не ведят бо, что творят», а по всему кресту шла надпись «Аще бо живем, Господеви живем, аще же умираем, Господеви умираем: аще бо живем, аще умираем Господеви есмь. Вечная память Великому Князю Сергею Александровичу, убиенному 4 февраля 1905 года. Помяни нас, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем».

Великая Княгиня Елисавета Феодоровна, всегда отдававшаяся делам милосердия и благотворительности, после кончины Великого Князя всю жизнь свою посвятила служению Богу и ближним. Она оставила придворную жизнь, продала свой дворец и на эти деньги устроила больницу, приют для детей, основала Марфо-Мариинскую обитель, в которой, приняв монашество, стала настоятельницей. За Божественной литургией 10 апреля 1910 г. в храме Марфо-Мариинской обители сестер милосердия, учрежденной Елисаветой Феодоровной, состоялось возложение на Великую Княгиню креста настоятельницы. Великая Княгиня Елисавета, немка по происхождению, как и ее сестра Государыня Александра Феодоровна, приняв в замужестве Православие, стала очень русской по духу. Она была убита в 1918 г. в Алапаевске вместе с другими членами Императорской Фамилии. Мощи ее были вывезены Белой армией в Пекин, затем Иерусалим. Причислена к лику святых Русской Зарубежной Церковью в 1981 г..

1 мая 1918 г. крест на месте убиения Великого Князя был снесен при личном участии Ленина, который накинул веревку на крест на уровне шеи изображенного на кресте Иисуса Христа. В 1929 г. был разрушен и Чудов монастырь…

В 1986 г. при проведении в Кремле ремонтных работ был обнаружен сохранившийся склеп с захоронением Великого Князя. В 1995 г. его останки были торжественно перенесены из Кремля при большом стечении народа в московский Новоспасский монастырь, в котором находится усыпальница бояр Романовых – предков царственного Дома. На территории Новоспасского монастыря восстановлен и крест в прежнем виде.

В проповеди 1998 г. в день убиения Великого Князя Сергея Александровича протоиерей Александр Шаргунов сказал: «Великий князь Сергей Александрович – один из первых новомучеников российских, еще не прославленный. Это был человек, исполненный благочестия и заботы об Отечестве, поэтому у него было так много ненавистников и врагов. Его жизнь, как и жизнь святых Царственных мучеников и Великой княгини Елисаветы, была окружена ненавистью, враждой и клеветой. Как говорит сегодня апостол Иоанн Богослов, «не дивитесь, братия мои, если мір ненавидит вас» (1 Ин. 3, 13), потому что прежде он возненавидел Того, Кто является вашим Учителем и Господом».

 

Использован материал:

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=860

http://media-rich.ru/ref/22962/1e9a2ce7f2fed9e83

Категория: Венчание на царство. Цари, Императоры. | Добавил: MARIO (19.06.2012)
Просмотров: 1132 | Комментарии: 3 | Теги: Сергей Александрович Романов | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск
Календарь

Архив записей
Сайты
Copyright © 2017