Главная | Мой профиль | Выход Вторник, 27.06.2017, 22:57
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Князьях, цари, императоры. История в лицах и факта [82]
Все о князьях, великих князьях, царях, императорах, а так же о Никрлае II, его жизни, приближенных и семье. Исторические заметки и суждения по истории Отечества.
События, политика, история... [93]
Белое движение [197]
Религия [88]
Правители государства [180]
Русские княжества [37]
Про Одессу. [21]
Все про Одессу, история, политика, личности.
Ордена и медали. [56]
Контрреволюция. [26]
Законодательство. [6]
Добровольцы [6]
Наш опрос
Как вы относитесь к восстановлению монархии?
Всего ответов: 1451
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » События, политика, история...

«Украинцы». Виртуальная нация и ее язык. Бацилла революционного разложения (январь 1905 - ноябрь 1916)

Книга С.Родина «Украинцы». Антирусское движение сепаратистов в Малороссии 1847–2009»

Выдержки из части второй, первой главы. Виртуальная нация и ее язык.  Бацилла революционного разложения (январь 1905 - ноябрь 1916).

Создай бесплатно свой сайт и зарабатывай!

Заработок вебмастерам, рекламное продвижение товаров

Начало здесь:
  
     В начале XX столетия самостийничество,  подобно раковой опухоли, ширилось и распространялось, прежде всего, благодаря действию тех подрывных сил, которые методически подтачивали национально-государственный организм страны, неуклонно ведя ее к исторической катастрофе. Угар революционного брожения захватил и многих ученых мужей, низведя их западный либерализм и "научную объективность" до уровня митинговой демагогии и самой примитивной, вульгарной лжи. Наглядным проявлением профессионального и нравственного падения тогдашнего ученого мира может служить "Записка" Российской Императорской Академии  наук "Об отмене стеснений малорусского печатного слова".
    "Записка" появилась в ответ на поручение правительства Комитета министров С.Ю. Витте, данное им в январе 1905 года ряду государственных органов о пересмотре правил книгоиздания на "малороссийском наречии".  Ее составление было поручено специальной комиссии, избранной на академической конференции, но комиссия к работе фактически так и не приступила. Из семи ее членов четверо, как не специалисты в области  филологии, самоустранились от работы. Не принимал участия в составлении "Записки"  и пятый академик - Ф.Ф. Фортунатов, хотя его специализация соответствовала рассматриваемому вопросу. Активность проявили только два академика - А.А. Шахматов (1864 - 1920) и Ф.Е. Корш (1843 - 1915).  Они привлекли к работе комиссии в качестве "экспертов" исключительно деятелей украинского движения, что заведомо предопределило отсутствие в ее выводах всякой "научности". При этом составители "Записки" не побрезговали использовать в ней прямые подтасовки и передергивание фактов. Так "Записка" утверждала, что "южнорусские памятники древней нашей письменности XI-XII веков, как впервые доказано нашим почтенным сочленом академиком А.И. Соболевым, представляют ряд типических особенностей малорусской речи: из них можно с уверенностью заключить о значительном удалении южнорусских (малорусских) говоров как от средне-русских, так и от северо-русских уже в период дотатарский".
    Между тем, Соболевский доказывал прямо противоположное, однозначно утверждая в своих "Лекциях по истории русского языка": "Если есть полное основание видеть в современном русском языке один язык, то о единстве древнерусского языка, например, в ХI в., когда различие между русскими говорами ... не было сколько-нибудь значительным, не может быть даже вопроса".
    Но академики Шахматов и Корш для обоснования своих псевдонаучных выводов прибегли не только к очевидной лжи, но и решились на совершенно беспрецедентную меру, переименовав Русский язык в "великорусский".
    На основании такого рода "научных" приемов и продавливалась легализация в России изобретенного новояза, что, в свою очередь, открывало прямую дорогу к узаконению и носителя этого виртуального "языка" - столь же виртуальной "украинской нации"...
    В качестве научной экспертизы "Записка" была направлена в соответствующие государственные инстанции. Тогдашний министр народного просвещения В.Г. Глазов в специальном меморандуме отозвался очень нелестно о содержании этого документа. отметив ложность и бездоказательность многих утверждений, он указал и на необоснованность мнения "поднять умственный горизонт малорусских крестьян новым литературным языком". "Мы видим, что в Галиции этот подъем проявился на развалинах Русской церкви, Русской школы и Русской народности с пользой только для ультрамонтанства, социал-демократии и атеизма". Подчеркнул министр и то, что новый язык, распространяемый в Галиции, искусственно создается в "формах, тенденциозно удаляющихся от общерусского языка", и что "возникновение и распространение его не вызывается какими-либо естественными стремлениями и потребностями южнорусского населения"...
    Тем более странным выглядел итоговый вывод министерского меморандума: снять все официальные ограничения с изданий на "украинском языке".  Тлетворное влияние революционного разложения явственным образом ощущалось уже и в правительственных кабинетах.
    Так украинский сепаратизм одержал очередную важную победу. Эту победу сепаратисты одержали без каких-либо усилий со своей стороны, только за счет слабости и трусости власти, ибо сами по себе они в тот момент никакой реальной силы не представляли. Среди различных идеологических течений, имевших хождение в Малоросии, украинство по степени влиятельности и популярности являлось явным аутсайдером. Революция 1905-1907 гг. легализовала многие политические организации. В полной мере коснулось это и украинских партий. каким же оказался их рейтиг среди населения Малороссии? Мизерным и ничтожным. и причина этого лежала на поверхности: даже на фоне совершенно утопических либерал-социалистических доктрин, украинский политический проект "самостийности" выглядел полной галиматьей. Малороссы отдавали предпочтение общероссийским политическим партиям.
    Большой популярностью пользовалась либеральная Конституционно-демократическая партия (КДП, кадеты), насчитывавшая в Малороссии до 10 тысяч членов. Немалое число активистов в малороссийских губерниях имели и левые, социалистические партии. Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП) насчитывала в крае до 18 тысяч членов. Более 10 тысяч членов состояло в малороссийских отделениях партии социалистов-революционеров (ПСР, эсеров).
    Но наибольшей поддержкой среди малороссов пользовались правые Русские национальные организации. Почти 250 тысяч членов, более половины от общего числа - 410 тысяч - насчитывали в Малороссии правые монархические организации: "Союз Русского народа" (СРН), "Союз Михаила Архангела", Русская монархическая партия, а так же идеологически родственные им автономные местные союзы, православные братства, артели и пр.
    А каким же числом активистов располагали украинские партии? Возникшая в январе 1900 г. подпольная "Революционная украинская партия" (РУП) к 1904 г. насчитывала 300 - 400 человек. В этом же году большая часть членов покинули ее и создалидве организации: Украинскую социал-демократическую рабочую партию (УСДРП) и Украинский социал-демократический союз ("Спилка"), причем последний выступал как краевое отделение российской РСДРП. "Украинская демократично-радикальная партия" (УДРП) представляла интересы украинских либералов. По самым завышенным оценкам, число активистов всех этих украинских организаций составляло около 3 тысяч человек, т.е. едва дотягивало до численности одного киевского отдела "Союза Русских рабочих".
    Карликовые украинские организации в своей публичной пропаганде не смели даже заикнуться о "самостийной Украине", прекрасно понимая, что открытое провозглашение подобной идеи неминуемо вызовет всеобщее отторжение. И.В. Мухина в своей монографии отмечает: "Характерно, что лозунг самостоятельной Украины, провозглашенный на рубеже столетий, при образовании Революционной украинской партии, вскоре был снят по причине неэффективности, непопулярности его в массе малороссов. Большинство украинских партий назвали стратегической целью автономию Украины в преобразованной на федеративных началах России.
    Так какой же национальности было население Малороссии, отдававшее предпочтение всему  Русскому и напрочь отвергавшее "украинское"? И кем же являлись деятели украинского движения, присвоив себе исключительное право выступать от имени Малороссии, как не самозванцами и политическими шарлатанами... Ведь даже в I Государственную Думу (1906) все они прошли по спискам российских партий, утаив от избирателей свою принадлежность к украинским. И только усевшись в депутатские кресла, открыто обнародовали свое украинство, образовав Украинскую парламентскую громаду из 40 депутатов.
    Это положение не изменилось и в дальнейшем. "Украинское движение в России в противоположность галицийскому, - писал в 1911 г. польский социалист Л. Василевский, - не только как некая сила, но и вообще как политическое течение, с которым следует считаться, до сих пор (после неких слабеньких усилий создать собственное автономистское движение в 1905 - 1906 гг.) практически не существует".
    Возникшая на волне революционного хаоса и как его непосредственное порождение, российская Государственная Дума с самого начала носила ярко выраженный антигосударственный характер. Понятно, что для тех, кто видел свою задачу в провоцировании революционного катаклизма, покровите5льство украинскому сепаратизму являлось естественным и необходимым. именно поэтому абсурдные вожделения самостийников находили не только понимание, но и активную помощь в стенах российской Государственной Думы, прежде всего со стороны российских либералов. Так кадеты на первой же сессии Думы III созыва (март 1908 г.) внесли законопроект "О языке преподавания в начальных школах местностей с малорусским населением", который призван был обеспечить полную украинизацию начального образования в Малороссии. В связи с этим Киевский клуб Русских националистов выступил с резким протестом. В принятой резолюции указывалось, что требование украинской школы является сугубо политической акцией, направленной  на воспитание "национального и политического сепаратизма". Особо подчеркивалось, что протесты против законопроекта исходят, прежде всего, от самих малороссов, которые твердо заявляют, что их родным является именно Русский язык. Эта резолюция и другие материалы такого же рода, растиражированные печатью и распространенные среди депутатов Думы, возымели свое действие: авторы законопроекта так и не решились поставить его на рассмотрение.
    Беспрерывно ссылаясь на "европейский опыт", западники вроде Милюкова в украинском вопросе напрочь этот опыт игнорировали. Между тем, в столь любимой ими Европе многочисленные местные просторечия не возводили на уровень литературных языков. На это указывал А.С. Будилович: "При всех глубоких диалектических различиях в среде языков немецкого, французского, итальянского и других существуют на Западе общенациональные школы немецкая, французская, итальянская, притом не только высшие и средние, но и низшие". Почему же "только в России должна распасться по языку национальная школа, несмотря на целые века ее единства", тогда как в языках других народов "вовсе не заметно стремления к дроблению по просторечиям?"
    Да милюковы и не предлагали другим нациям подобного раздела, упорно толкая на этот самоубийственный путь только Русских. Ведь в той же украинской прессе, на которую ссылался Милюков, более чем откровенно формулировались истинные цели украинства - ничего "культурнического" они в себе не содержали. Так издаваемый в Малороссии журнал "Українська хата" в 1912 г. следующим образом объяснял своим читателям, что значит быть "сознательным украинцем": "Воистину несчастлив тот украинец, у кого русская скемья... Быть сознательным украинцем и устроить себе "русскую" или польскую семью - может ли быть большая насмешка над своим я, над своим идеалом!.. Если ты любишь Украину, ты должен пожертвовать любовью к другим географическим единицам. Если любишь свой язык, то ненавидь язык врага... Умей ненавидеть. Если у нас идет речь об Украине, то мы должны оперировать одним словом - ненависть к ее врагам... Возрождение Украины - синоним ненависти к своей жене москвичке, к своим детям кацапчатам, к своим братьям и сестрам кацапам, к своим отцу и матери кацапам. Любить Украину значит пожертвовать кацапской родней... Если ты любишь украинский язык - "иди за ним пешком", а не через русские гимназии... Посылай детей не в российскую гимназию, а в украинскую (в Галичине) - наука есть и там. Окончил сынок гимназию, посылай в университет во Львове, в Черновцы. Там тоже есть наука".
    Настойчивый совет ехать для приобретения подлинно украинского образования именно в Галицию, принадлежавшую в то время Австро-Венгрии, далеко не случаен. Главный импульс приобретаемой там "науки" в том же 1912 г. очень откровенно и доходчиво формулировал украинский орган "Вперед", издаваемый во Львове: "Когда началась турецко - итальянская война, турки основали "Общество ненависти к Италии". Нам нет надобности устраивать общество ненависти к России, но эту ненависть к ней мы должны лелеять и распространять в крае... посредством лекций, брошюр, разговоров, напоминая нашим темным ... мужикам, что Россия - это ... темнота, гнет и национальная смерть для нашего народа"...
    Такую вот "культуру" несло в народ украинское движение, в защиту которого с таким жаром витействовали с трибуны Государственной Думы ораторы либерально-революционной оппозиции. А между тем, предательский и антигосударственный характер деятельности "украинцев" был очевиден не только для патриотических деятелей внутри России, но и сторонних наблюдателей за ее пределами. Так, в октябре 1911 г. депутат австрийского парламента, чех Карел Крамарж в беседе с корреспондентом "Нового времени", говоря об истинных устремлениях галицких "украинцев", заявил: они "желают нанести удар в самое сердце Русского народа и расколоть Русских надвое". Он характеризовал украинское движение "по существу противоестественным, антирусским и поэтому антиславянским". Движение это "всегда находило самую могущественную поддержку со стороны австрийского правительства и некоторых самых влиятельных кругов в Вене".
    Особенно зримо подрывной характер украинского самостийничества проявился с началом Первой мировой войны. Уже 4 августа 1914 года ряд украинских деятелей, в свое время эмигрировавших из россии, экстренно собрались в одном из львовских кафе и образовали "Союз Освобождения Украины" (СОУ). Вскоре к ним присоединились активисты украинской социал-демократической "Спилки" А.Ф. Скоропис-Йолтуховский и М.И. Меленевский. Двух последних война застала на каникулах в лондоне, откуда они с бланками австрийских паспортов, заполненных в германском посольстве, прибыли во львов и предложили свои услуги представителю австрийского МИД, который направил их для работы в СОУ.
    25 августа СОУ выпустил печатное воззвание "К общественному мнению Европы": "Мы, украинцы ... сознаем, о чем идет дело в этой войне. конечно, не о гегемонии "германизма" или "славянства" - война ведется между культурой и варварством. Война ведется, что бы сломить окончательно идею "панмосковитизма", который нанес неисчислимый вред всей Европе и угрожал ее благосостоянию и культуре". Указывали они и единственное средство, которое могло положить конец олицетворению вековечного "варварства" - "панмосковитизму": "Без отделения украинских провинций России даже самый ужасный разгром этого государства в настоящую войну будет только слабым ударом, от которого Царизм оправится через несколько лет, что бы продолжить свою старую роль нарушителя европейского мира. Только свободная, тяготеющая к правительственному союзу Украина могла бы своей обширной территорией, простирающейся от карпат до Дона и Черного моря, составить для Европы защиту от России, стену, которая навсегда остановила бы расширение царизма и освободила бы славянский мир от вредного влияния панмосквитизма. В полном сознании своей исторической миссии ... Украина всегда была открытым врагом России, и в своих освободительных стремлениях она всегда искала помощи у Запада, особенно у немцев"... Завершалось воззвание своего рода клятвой-обещанием: "Мы, украинцы России, соединившиеся в Союз освобождения Украины, употребим все силы для окончательного расчета с Россией"...
    В специальной прокламации "К украинскому народу в России" разъяснялось, что вина за войну падет исключительно на Россию, что австрийское войско поможет выгнать с Украины всех Царских чиновников и "развалить ту проклятую тюрьму народов, которая зовется Царской Империей". Прокламация завершалась призывом: "Сбросим же раз на всегда с себя проклятое московское ярмо. Если не сбросим теперь, то никогда... Не скорее как будет развалена Россия, поднимется вольная Украина. Приходит час мести, отомстим же за все..."
    После ряда тяжелых поражений, понесенных Австро-Венгрией в 1914 - 1915 гг., предметом украинского поклонения сделалась почти исключительно Германия. В условиях начавшейся мировой войны вожди украинства торопились выставить Малороссию на международные торги, предлагая по дешёвке каждому желающему. Дешевизной надеялись максимально расширить круг претендентов, хотя предлагали то, что им никогда не принадлежало. да и предлагали не бескорыстно, а за вполне осязаемый шкурный интерес, ибо все эти "представители украинского народа" находились на полном содержании Вены и Берлина.
    На поступившие от австрийцев средства СОУ учредил свой печатный орган "Вістник Союзу визволення України". А в дополнение к нему издавал в Вене на немецком языке газету "Украинские известия", в Лозанне по-французски - "Украинское обозрение". Пропагандистские книги "Союза" печатались на 11-ти языках, в обилии штамповались географические карты, на которых "Українська держава" простиралась от рек Прут, Сан и Нарев на западе до Дона, Донца и Кавказских гор на востоке. СОУ направило эмиссаров в другие страны,  где они, сколько могли, пакостили россии и обливали ее грязью. вынашивались даже планы высадки на кубани "украинского десакнта", так и не осуществившиеся в виду полного отсутствия желающих вступить в этот самый "десант". При содействии австрийского правительства Меленевскому удалось добиться у Турецкого правительства разрешение поместить в газетах сведения о том, что в стародавние времена "украинское государство" простиралось от Карпат до Волги, гранича на юго-востоке с отрогами Северного Кавказа; что эта "Украина" долго томилась под Русским игом и что теперь, в дни мировых событий, она почувствовала в себе новые силы и требует национальной обособленности и свободы..." Меленевскому в конце ноября 1914 г. удалось добиться приема у министра внутренних дел Турции Талаат-Бея, который заверил собеседника в полной поддержке украинского дела.
    Этот "дипломатический" успех так вдохновил Меленевского, что он сразу же поставил перед австрийским МИД вопрос о выделении дополнительных средств, так  как, пояснял он, ранее полученное "частично послано через людей на украину, частично, согласно договору, выплачено русским революционерам; остается очень мало. прошу обязательно срочно выслать по крайней мере 50 тыс. золотом или в немецких банкнотах".
    В австрийском МИДе сразу же заинтересовались "договором с революционерами". посол австрии в Константинополе в письме от 2 декабря 1914 г. пояснял, что названый "договор" следует понимать лишь как устные договоренности Меленевского с российскими левыми, будто бы обещавшими ему, что за выданные им деньги они вставят пункт о "независимости Украины" в свои партийные программы и будут поддерживать СОУ".
    У австрийских чиновников возникло подозрение, что огромные суммы, отпускаемые "украинцам", в существенной своей части оседают в их "самостийнических" карманах... Что вскоре и подтвердилось.
    Взятые на содержание Австрией, украинские деятели обязались не только широко развернуть пропагандистскую деятельность против России, но и предпринять конкретные шаги по подрыву ее обороноспособности. Так с первых дней войны австрийский Генеральный штаб взял под свое покровительство и на свое содержание Заграничный комитет украинских эсеров Н.К. Зализняка (в сентябре 1914 г. вставшего еще и во главе СОУ).
    Работа закипела. Н.К. Зализняк и его подельцы завалили австрийские и турецкие газеты фантастическими известиями о "возмущениях", "восстаниях", "забастовках" и "политических процессах" в Малороссии, утверждая, что скоро вся она вспыхнет революционным пожаром. Но кипучая деятельность по подготовке пронемецкой "революции в России" завершилась самым неожиданным образом. Один из завербованных Н.К. Зализняком агентов - Цеглинский, сам получавший деньги за вымышленные акции, написал в австрийский МИД подробный донос на своего шефа с описанием многочисленных фактов обмана и использования им средств для личной наживы.
    Разразился скандал. Тень пала на весь СОУ. Кураторы из австрийского МИДа засомневались в достоверности отчетов о его деятельности, не находя упоминаний о ней ни в Русской прессе, ни в печати нейтральных стран. Эсеровская группа Зализнгяка была лишена субсидий, а сам он по настоянию австрийского МИДа исключен из СОУ и в феврале 1915 г. выслан в Швейцарию. Австрийские хозяева решили прекратить официальный патронаж над СОУ, чтобы, мотивировали они не без издевки, "восстановить важную для его престижа независимость". Его членам с большим трудом удалось получить разрешение остаться все-таки в Вене, но только в качестве частных лиц. Впрочем разрыв был не полным. перед руководством СОУ была поставлена задача формирования из пленных малороссов диверсионных и пропагандистских групп с задачей "перекинуть на фронт украинскую бациллу" ...
    Столь очевидная продажность закордонных "украинцев" и откровенное обслуживание интересов внешнего врага вынудили их идейных собратьев, находившихся в России, публично отмежеваться от "Союза Освобождения Украины". Через главные свои печатные органы - киевскую газету "Рада" и московский журнал "Украинская жизнь" - они поспешили заверить всех в своей лояльности к России. Например, Симон петлюра, фактический редактор "Украинской жизни", в написанной 30 июля 1914 г. статье-воззвании "Война и украинцы" декларировал, что для "украинцев" есть только один выбор между россией и австрией - выбор в пользу Росии.
    Впрочем, все эти "патриотические" заявления "украинцев" в первые дни и месяцы после начала военных действий являлись не более чем маскировкой. Народный патриотический подъем начального приода войны грозил снести с лика земли всех, кого можно было заподозрить в предательстве.
    На самом же деле, по данным Департамента полиции, находившиеся в России "украинцы" не только полностью поддерживали заявления и политику СОУ, но и тотчас приступили к организации в Малороссии его филиалов. сразу же с началом военных действий в Киеве в украинском клубе "Родина" состоялось тайное собрание, на котором "присутствовали главные руководители Киевских мазепинцев: издатель ежедневника "Рада" Е.Х. Чикаленко, Л. Жебунов, П. Лавров... несколько студентов и делегаты от мазепинских деятелей Полтавы, Харькова, Екатеринослава и Одессы. Была создана новая мазепинская организация "Союз Визволення України". Цель этого союза вести мазепинскую пропаганду между населением и войсками...
    "Украинцы" безоговорочно поддерживали воззвания закордонного СОУ, но открыто выразить свою солидарность с ним в тот момент, когда австрийская армия не только не вступила в Правобережье, но и была выброшена из Восточной Галиции, они по понятным причинам не смели. любые меры правительства по пресечению подрывной деятельности украинских сепаратистов немедленно вызывали дружный истерический вой всей либерально-революционной оппозиции. Так было в случае с высылкой вглубь страны М.С. Грушевского. Откровенный враг России, сотрудничавший с разведками Австрии и Германии, сразу же был взят под защиту российскими либералами. А ведь речь шла о главном идеологе малороссийского сепаратизма, по сути дела, государственном преступнике! И ведь добились своего: в 1916 г. Грушевскому разрешено было обосноваться в Москве и вплотную заняться тем, для чего он, собственно, и ехал в Росиию.
    ...Война застала М.С. Грушевского на собственной даче в Карпатах. активисты СОУ, получив разрешение австрийского Генерального штаба, сразу же вывезли его на военном автомобиле в Вену. откуда он, получив необходимые инструкции в австрийском МИД, отправился в нейтральную тогда еще Италию, а оттуда уже через Румынию - в Киев.  Целью его приезда являлась координация подрывной работы филиалов "Союза Освобождения Украины"., организованных непосредственно в самой Малороссии. Но поруководить в тот момент Грушевскому не удалось. 28 ноября 1914 г. он был арестован "в порядке положения о государственной охране". после трехмесячного пребывания в киевской Лукьяновской тюрьме он был отправлен вглубь страны, но неустанными хлопотами Милюкова и "компании" вызволен и возвращен в первопристольную. где во всю мог развернуться на ниве подрывной деятельности против России.
    В то же время геноцид Русского населения в галичине в годы Первой мировой войны, в организации которого "украинцы" сыграли решающую и роковую роль, до сих пор остается в числе тех исторических тем, открытое и правдивое обсуждение которых непременно наталкивается на некое негласное табу. Крупный общественный деятель Галицкой Руси той эпохи И.И. Терех (1880-1942), прямо указывал на организаторов массовых убийств Русских галичан:
    "В самом начале этой войны австрийские власти арестуют почти всю русскую интеллигенцию Галичины и тысячи передовых крестьян по спискам, вперед заготовленным и переданным административным и военным властям украинофилами (сельскими учителями и "попиками")... Арестованных вывозят в глубь Австрии в концентрационные лагеря, где несчастные мученики тысячами гибнут от голода и тифа... В отместку за свои неудачи на Русском фронте улепетывающие австрийские войска убивают и вешают по деревням тысячи русских галицких крестьян. австрийские солдаты носят в роанцах готовые петли и где попало: на деревьях, в хатах, в сараях, - вешают всех крестьян, на кого доносят украинофилы, за то, что они считают себя русскими. галицкая Русь превратилась в исполинскую страшную Голгофу, усеялась тысячами виселиц, на которых мученически погибали русские люди только за то, что они не хотели переменить свое тысячелетнее название"...
    Общее количество погибших в результате организованного "украинцами" геноцида Русских в Галиции оценивается в 60 тысяч человек. Десятки тысяч прошли через специально созданные австрийцами концлагеря, наиболее крупные из них - ТЕРЕЗИН и ТАЛЕРГОФ.
    ...Первые же дни войны ознаменовались арекстом руководителей и активистов Русских общественных организаций. "Москвофилы", "русофилы" - так с подачи "украинцев" клеймили тех Русских людей, кто не отказался в эту трагическую годину от своего национального имени. со всей галичины их свозили во львовскую тюрьму "Бригидки", многих тут же по приговору военно-полевого суда казнили, в их числе немало священников. но это было лишь началом кровавого террора. Русских стали арестовывать тысячами, причем нередко по совершенно абсурдным обвинениям.
    С дальнейшим расширением военных действий, а особенно после первых неудач на фронте австрийской армии, поощрение доносительства приобрело еще более масштабный характер. Очень скоро расправы над русскими галичанами приобрели характер массовых убийств без всякого суда и следствия.
    "В Каменке Струмиловой один священник растрелян и один арестован, повешено и расстреляно десять крестьян и арестованно свыше ста двадцати крестьян - все по доносу местного униатского священника Михаила Цегельского"... Местечко Репнев венгерские солдаты сожгли вместе с жителями: "Они окружили селение с четырех сторон и подожгли; бушевавший ветер моментально разнес пламя на все постройки и вскоре селение представляло сплошной костер. жителей, которые пытались спастись бегством из селения, мадьяры расстреливали. точно тоже самое повторилось и в местечке Бужске, где убито несколько человек и сожжено 110 дворов с постройками и скотом"...
    Русские войска вступили во Львов 3 сентября 1914 г., а после взятия Перемышля (22 марта 1915 г.) вся Галичина оказалась в руках Русской армии. Однако вскоре наступательные операции австро-германских войск свели на нет эти победы: 3 июня 1915 г. немцы взяли Перемышль, 22 июня - Львов. Ужас от перспективі ухода Русских войск и возврата австрийского владічества охватил сотни тісяч галичан. Началось повальное бегство в Россию.
    В то время для въезда в предели Российской Империи полагалось получить пропуск. Только за последнюю неделю перед оставлением Львова канцелярией генерал-губернатора біло відано 10 926 пропусков. Как сообщает отчет канцелярии, коренные жители края "выезжали массами", и если рангьше при выдаче пропусков полагалось проверять благонадежность выезжающего, то сейчас пропуска выдавались в спешке всем желающим, кроме евреев. А в самый момент отхода армии стало вообще не до формальностей - десятки тысяч беженцев в панике покидали родные места, справедливо ожидая повторения диких и ужасающих расправ, которые, действительно, и последовали. А.И. Деникин, рассказывая в своих мемуарах о генерале С.Л. Маркове, пишет: "Помню дни тяжкого отступления из Галичины, когда за войсками стихийно двигалась, сжигая свои дома и деревни, обезумевшая толпа народа, с женщинами, детьми, скотом и скарбом... Марков шел в арьергарде и должен был немедленно взорвать мост, кажется через Стырь, у которого скопилось живое человеческое море. Но горе людское его тронуло, и он шесть часов еще вел бой за переправу, рискуя быть отрезанным, пока не прошла последняя повозка беженцев"…
    Всего до 200 тысяч галичан вынуждены были покинуть родные места. Большую часть их разместили в левобережной Малороссии – Полтавской и Черниговской губерниях. Все без исключения сахарные и винокуренные заводы, крупные имения и фабрично – заводские предприятия принимали и размещали этих беженцев целыми группами, доходящих иногда до несколько сот душ. Все они получали пособие, достаточное, чтобы существовать, не голодая и не холодая. Работоспособных обеспечивали работой. Зарплату они получали наравне с местным населением, что не отражалось на получении правительственного пособия.
    Но уехали далеко не все. Многие не смогли или не захотели покинуть родные места – и глубоко об этом пожалели. Приход австрийцев ознаменовался новым витком изуверского истреблении Русских галичан. И снова вдохновителями этого истребления стали "украинцы".
    В марте 1916 г. Германским послом в Швейцарии Г. Ромбергом была сконструирована и профинансирована "Лига нерусских народов России". Ее украинскую секцию возглавили Д. Донцов (покинувший СОУ) и В. Степановский. Оба работали в постоянном контакте с Г. Ромбергом и регулярно под расписку получали у него деньги за работу.
    Продолжалась деятельность и "Союза освобождения Украины". Убедившись в том, что сил для организации терактов и саботажа в тылу Русских войск у СОУ явно недостаточно, немцы решили сосредоточить все его усилия на работе с военнопленными – выходцами из Малороссии. Малороссов выделили из числа прочих Русских пленных и разместили в отдельных лагерях. Также при содействии СОУ немецкая и австрийская администрация образовали в лагерях организацию, которую назвали "Украинская Сечь". Свидетели рассказывали, что всем, кто записывался в "сечевики", обеспечивали лучшие условия существования. Им была передана лавочка, они стали распределять между собой получаемые продукты, завели свою кухню, обучались военному строю, были у них и свои "офицеры" "Сечевики" получили "жовтоблакытный" флаг и особую "казачью" форму – «широкие штаны с красными лампасами, желтая рубашка, тужурка синяя с оборками сзади, папаха, суживающаяся кверху с прилепленной на ней трехзубой кокардой».
    Позже из этих ренегатов немцы организовали «1-й Украинский полк им. Тараса Шевченко», поставили на полный паек и даже жалование в 15 марок. «Полк» использовался для охраны концлагерей с Русскими военнопленными. К концу войны немцы сформировали две неполных украинских дивизии – "синежупанников" и "серожупанников" (назвали их так за форму) для отправки в Малороссию, к тому времени уже оккупированную Германией. Летом 1918 г. «жупанников» доставили в Киев, но вскоре большинство их дезертировало и разбежалось по домам.
    Автор "Неизвращенной истории Украины-Руси", Андрей Дикий дает общую цифру военнопленных-малороссов 400-500 тыс. человек и указывает, что из этой полумиллионной массы не нашлось добровольцев больше, чем на две неполные «украинские» дивизии. Да и для большинства из этих «жупанников» предательство носило вынужденный характер: стремление облегчить условия лагерного существования и добиться скорейшей отправки домой вынуждали записываться в «украинцы». Но численность таковых была ничтожно мала в сравнении с общим количеством пленных – выходцев из Малороссии, и это численное соотношение лучше всяких рассуждений характеризует высокую степень этнического сознания малороссов. Даже жестокие условия концлагеря и назойливо предлагаемый украинскими агитаторами «улучшенный паек» не могли заставить их отступиться от своей принадлежности к Русскому Народу и отречься от своей Родины – России.
    А "украинцы" за свою верную лакейскую службу Центральным державам, кроме улучшенного «пайка», никаких иных дивидендов не извлекли. Все их требования Германией и ее союзниками были проигнорированы… Отступление Русской армии из Галиции вызвало в украинском лагере небывалый энтузиазм. На волне этой эйфории лидеры галицкого «Главного украинского совета» преобразовали свою организацию в "Общеукраинский совет", руководимый К. Левицким. Угнездившись во Львове, "Общеукраинский совет" возобновил довоенное требование к австрийскому правительству об административном разделении Галиции на «украинскую» и польскую части. В Берлине и Вене поняли, что лакеи наглеют – и указали им их подлинное место. 5 ноября 1916 г. Правительства обоих немецких государств выступили с совместной декларацией об образовании на занятой ими территории России Королевства Польского, к которому позднее и должна была быть присоединена Галиция в качестве автономного края. Присоединена целиком, без разделения на национальные части, как того просили "украинцы", т.е. по-прежнему под польским господством и при полной польской гегемонии…
    "Украинцы" остались с носом. Они, конечно, попытались хоть что-то выклянчить у своих хозяев, но на их униженные просьбы никто не отреагировал. Видя безрезультатность этих попыток, "Общеукраинский совет" объявил о самороспуске. Что, впрочем, не прервало украинской службы во имя немецких интересов: время для поиска иного хозяина еще не наступило…

Создай бесплатно свой сайт и зарабатывай!

Заработок вебмастерам, рекламное продвижение товаров

Продолжение:


 
Книга С.Родина «Украинцы». А
Категория: События, политика, история... | Добавил: MARIO (14.03.2012)
Просмотров: 1194 | Теги: Виртуальная нация и ее язык, родин, «Украинцы». Антирусское движение се | Рейтинг: 5.0/4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск
Календарь

Архив записей
Сайты
Copyright © 2017