Главная | Мой профиль | Выход Среда, 18.10.2017, 02:14
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Великие князья [64]
Цари Русские [27]
Императоры [43]
Руководители страны после свержения самодержавия [26]
Лидеры постсоветского пространства [20]
Россия, Украина, Белоруссия
Наш опрос
Как вы относитесь к восстановлению монархии?
Всего ответов: 1455
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Правители государства » Руководители страны после свержения самодержавия

Черненко, Константин Устинович (часть 2).

Молодость

К. У. Черненко в молодости

Окончил трёхгодичную школу сельской молодёжи. Начальная грамотность и политические убеждения сделали возможным назначение его заведующим отделом пропаганды и агитации райкома комсомола.

В начале 30-х годов Константин Черненко служил в Казахстане (49-й погранотряд пограничной заставы Хоргос Талды-Курганской области), где командовал погранотрядом и участвовал в ликвидации банды Бекмуратова. В период службы в погранвойсках вступил в ВКП(б) и был избран секретарём парторганизации погранотряда. В Казахстане, как писал лите­ратор Н. Фетисов, состоялось «боевое крещение» буду­щего генсека. Писатель приступил к подготовке книги о службе молодого воина на заставах Хоргос и Нарынкол — «Шесть героических суток». Фетисов все пытался уточнить детали о конкретном участии Черненко в ликви­дации банды Бекмуратова, о бое в ущелье Чебортал, жиз­ни погранотряда. Даже письмо об этом писал генсеку, во­прошая Константина Устиновича: «Интересным развлечением пограничников заставы Нарынкол было любоваться игрой любимцев пограничников — козла, собаки и кота. Помните ли это?».

В предвоенные годы он — секретарь Красноярского крайкома партии.

В 1943—1945 кодах Константин Черненко находился на учёбе в Москве, в высшей школе парторганизаторов. На фронт не просился. Его деятельность в годы войны была отмечена лишь медалью «За доблестный труд». Следующие три года Черненко работал секретарём обкома по идеологии в Пензенской области, затем до 1956 году заведовал отделом пропаганды и агитаций в ЦК Компартии Молдавии. Именно здесь в начале 1950-х годов Черненко познакомился с Брежневым, тогда первым секретарём. Деловое общение переросло в дружбу, которая длилась до конца жизни. С помощью Брежнева Черненко совершил уникальную партийную карьеру, пройдя от основания до вершины пирамиды власти, при этом не обладая сколько-нибудь заметными качествами вождя.

С 1950 года карьера Черненко неразрывно связана с карьерой Брежнева.

 Партийная карьера

В 1956 году Брежнев — секретарь ЦК КПСС, Черненко — референт секретаря ЦК КПСС, а затем зав. сектором в отделе пропаганды.

В 19601964 годы Брежнев — Председатель Президиума Верховного Совета СССР, с 1964 года — Первый секретарь ЦК КПСС (а с 1966 г. — Генеральный секретарь ЦК КПСС), Черненко — кандидат в члены ЦК КПСС.

С 1977 году Брежнев становится Председателем Президиума Верховного Совета СССР, Черненко — кандидатом в члены Политбюро, а с 1978 г. — членом Политбюро ЦК КПСС. Награждая себя, Брежнев не забывал и о своём соратнике: в 1976 году Брежнев награждён третьей, а Черненко — первой Звездой Героя Социалистического Труда; в 1981 году на груди у Брежнева появилась пятая звезда, у Черненко — вторая.

В период правления Брежнева Черненко был заведующим общим отделом ЦК КПСС, через него проходило большое количество документов и целых досье на верхушку партии; по самому складу характера он был склонен к малозаметной аппаратной работе, но вместе с тем был весьма осведомлён.

Константин Устинович был «орговиком» высочайшего класса. Все региональные руководители стремились попасть на приём именно к нему. Потому что знали: если обратился к Черненко, вопрос будет решён, а необходимая документация оперативно пройдёт все инстанции.

Фёдор Моргун[2]

Информацией он регулярно делился с Брежневым и, таким образом, имел репутацию «секретаря Брежнева». Колоссальная энергия, усердие и скромные знания годами тратились Черненко на бесподобную чиновничью карьеру. В канцелярской работе он обрёл своё призвание. Он ведал почтой, адресованной генсеку; прописывал предварительные ответы. К заседаниям Политбюро готовил вопросы и подбирал материалы. Черненко был в курсе всего происходящего в высшем партийном эшелоне. Он вовремя мог подсказать Брежневу о чьём-то приближающемся юбилее или об очередном награждении.

В то время, как для Брежнева ежедневная рутинная работа с многочисленными документами была более чем обременительной, для Черненко она была в удовольствие. Нередко решения исходили от Константина Устиновича, но оглашались от имени генсека. За годы совместной работы он ни разу не подвёл Брежнева, не вызвал его неудовольствия, а тем более раздражения по какому-либо поводу. Никогда ему не возражал.

Но не только исполнительность и пунктуальность Черненко импонировала Брежневу. Константин Устинович умело ему льстил и всегда находил повод для восхищения и восхваления. Со временем стал для Брежнева незаменим. И на вторых ролях чувствовал себя очень комфортно. Страдавший бронхиальной астмой, Черненко поднимался с постели по первому предложению Брежнева поехать поохотиться. Приглашение на охоту в Завидово было знаком особого доверия генсека. Черненко охоту не любил и каждый раз там простужался.

Все эти качества Брежнев в Черненко особенно ценил. Он щедро награждал Константина Устиновича, продвигал по партийной лестнице, полностью ему доверял. С ним он встречался чаще, чем с другими членами политбюро ЦК партии, иногда по нескольку раз в сутки.

Дважды Константин Устинович сопровождал Брежнева в заграничных поездках: в 1975 году — в Хельсинки, где происходило международное Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, и в 1979 году — на переговоры в Вену по вопросам разоружения.

Черненко стал тенью Брежнева, его самым близким советником. С конца 1970-х годов Черненко стал считаться одним из возможных преемников Брежнева, связанным с консервативными силами в его окружении. К моменту кончины Брежнева в 1982 он считался (и западными политологами, и высокопоставленными партийцами) одним из двух, наряду с Андроповым, претендентов на полноту власти; верх одержал Андропов. Политбюро ЦК КПСС после кончины Брежнева рекомендовало Черненко предложить Пленуму ЦК КПСС кандидатуру Андропова на пост Генерального секретаря. Он это сделал 12 ноября 1982 в конце своего выступления на Пленуме (большая часть которого была посвящена характеристике Брежнева), подчёркивая, вместе с тем, необходимость коллективного руководства; после этого Андропов был единогласно избран генсеком.

В феврале 1982 года Политбюро одобрило присуждение Ленинских и государственных премий за «Историю внешней политики СССР, 1917—1980 гг.» в двух томах, а также за многотомник по международным конференциям периода Второй мировой войны. В числе лауреатов, удостоенных Ленинской премии, был Черненко, никак не поучаствовавший в создании этих научных трудов. Но Ленинское лауреатство считалось очень престижным, и Константин Устинович его получил, равно как и третье звание Героя, к своему семидесятитрёхлетию.

Скорая болезнь и кончина Андропова и затруднения относительно исхода дальнейшей внутрипартийной борьбы сделали Черненко, практически неизбежно, новым главой партии и государства. Когда же 73-летний Черненко получил высшую должность в советском государстве, у него уже не осталось ни физических, ни духовных сил, чтобы руководить страной.

 Генеральный секретарь

13 февраля 1984 г. К. У. Черненко единогласно был выбран Генеральным секретарем ЦК КПСС. К власти в огромной державе пришёл человек, нигде и никогда не работавший на самостоятельном участке. К этому времени 72-летний Черненко был уже очень тяжело болен и рассматривался как промежуточная фигура. Он тяжело отравился в августе 1983 года, и поэтому значительную часть своего правления провёл в Центральной Клинической Больнице, где иногда даже проводились заседания Политбюро ЦК КПСС. В больнице (незадолго до смерти) ему было вручено удостоверение об избрании народным депутатом РСФСР; эта церемония была продемонстрирована по всесоюзному телевидению.

РСДРП — РСДРП(б) — РКП(б) —
ВКП(б) — КПСС

История партии
Октябрьская революция
Военный коммунизм
Новая экономическая политика
Сталинизм
Хрущёвская оттепель
Эпоха застоя
Перестройка

Партийная организация
Политбюро
Секретариат
Оргбюро
Центральный Комитет
Обком
Окружком
Горком
Райком
Партком

Руководители партии
Владимир Ленин
Иосиф Сталин
Георгий Маленков
Никита Хрущёв
Леонид Брежнев
Юрий Андропов
Константин Черненко
Михаил Горбачёв

СССР
Устав
Съезды партии
Конференции партии
Кандидаты в члены Политбюро
ВЛКСМ
Правда
Ленинская гвардия
Антипартийный блок
Большой террор
Антипартийная группа
Мирное сосуществование

Русская партия
Евсекция

За время правления Черненко было предпринято несколько так и не удавшихся проектов: реформа школы, поворот северных рек, усиление роли профсоюзов. При нём был официально введён как праздник День знаний (1 сентября 1984). В июне 1983 года Черненко выступил с программным докладом «Актуальные вопросы идеологической и массово-политической работы партии». В нём, в частности, Константин Устинович подверг критике самодеятельные эстрадные группы с репертуаром «сомнительного свойства», которые «наносят идейный и эстетический ущерб».[3] Этот доклад стал началом крупномасштабной борьбы с независимыми музыкальными исполнителями в 1983—84 годах, главным образом с исполнителями русского рока. Выступление на «квартирниках» и подобных самодеятельных концертах было приравнено к незаконной предпринимательской деятельности, нарушающей монополию компании Росконцерт, и грозило тюремным заключением.[4]

При Черненко началась постбрежневская и постмаоистская разрядка в отношениях с КНР, однако отношения с США оставались крайне напряжёнными; в 1984 СССР, в ответ на бойкот Московской олимпиады США и их союзниками, бойкотировал олимпиаду в Лос-Анджелесе. В этот период СССР впервые посетил глава испанского государства — король Хуан Карлос I. При Черненко не происходило каких-либо существенных изменений в составе Политбюро и Совета Министров.

Будучи «правой рукой» Брежнева, он неустанно почитал его. Когда же сам Константин Устинович стал генсеком, он нуждался в подобном в свой адрес. От подчиненных он требовал, чтобы они докладывали ему об откликах о его беседах, встречах, выступлениях, читал обзоры о собственной персоне. Как правило, восторженные отклики о генсеке черпались из советской прессы и печати социалистических стран. Труднее было обнаружить что-то позитивное в его адрес в западных изданиях.

У Черненко самой примечательной чертой является отсутствие всякой примечательности.

— Парижская газета "Русская мысль", март 1984 года

Многие активные расследования и репрессии против различного рода коррупционеров брежневского времени, начатые при Андропове, при Черненко были частично приостановлены. Дела, которые не получили развития, были спущены на тормоза. Так, например, фактически прекратилось Узбекское дело, приостановили следствие против Николая Щелокова, которое вскоре было продолжено. Прекратилось следствие по «бриллиантовому делу» и с Галины Брежневой был снят домашний арест. Однако некоторые громкие дела продолжались. Так, уже при Черненко был расстрелян бывший глава Елисеевского магазина Соколов[5], после возобновления расследования покончил с собой бывший министр внутренних дел Н. А. Щёлоков.

По предложению Ричарда Косолапова генсек восстановил в КПСС 94-летнего В. М. Молотова; Молотов, будучи старше Черненко на 21 год, ещё и пережил его, умерев в возрасте 96 лет. Решение о реабилитации и восстановлении в партии Молотову объявил лично Генсек. За два дня до своей смерти Черненко, поддерживаемый Гришиным, вдруг появился на телеэкране и с трудом произнёс несколько приветственных фраз.

 Смерть и наследие

Константин Устинович скончался после года и двадцати пяти дней правления и стал последним похороненным у Кремлёвской стены. Кончиной Черненко завершился пятилетний период, в течение которого значительная часть брежневского Политбюро ушла из жизни («эпоха пышных похорон»). Он оказался самым престарелым из всех советских лидеров, когда-либо получавших пост Генерального Секретаря. Его преемником на этом посту уже на другой день был избран Михаил Горбачёв, представитель следующего поколения Политбюро; однако Председателем Президиума Верховного Совета, вопреки восьмилетней традиции совмещать эти посты, был назначен бессменный министр иностранных дел Андрей Громыко, который был даже старше Черненко.

Память Черненко, по устоявшемуся ритуалу, была увековечена, но это опять же был последний такой случай. В честь Черненко были кратковременно названы город Шарыпово и Красноярская улица в московском районе Гольяново; уже в 1988 городу вернули историческое название, а улицу переименовали в Хабаровскую (название «Красноярская» за это время успела получить соседняя новая улица). Инициатива переименовать в г. Черненко и Черненковскую область г. Пензу и Пензенскую область, где Константин Устинович недолгое время был секретарем обкома по идеологии, вообще не была реализована. При Горбачёве его непосредственный предшественник, наряду с Брежневым, официально осуждался как деятель периода застоя (в отличие от лично связанного с Горбачёвым Андропова, в деятельности которого до 1991 официальная пропаганда находила положительные стороны).

Черненко был одним из 16 трижды Героев Социалистического Труда (1976, 1981 и 1984; кроме него из членов Политбюро трижды Героями Труда были только Н. С. Хрущёв и Д. А. Кунаев). Награждён золотой медалью имени Карла Маркса от АН СССР.

 Современники, потомки и историки[6] о Константине Черненко

Двадцатимиллионная партия во имя некоего соображения о преемственности выбрала на высший путь никого! Он был милый, простой, малообразованный человек, всю жизнь проведший рядом с Брежневым. Заведовал канцелярией у Леонида Ильича. Я любил приходить к нему на приемы — это был человек сентиментальный. Он был прекрасным заведующим отделом писем! Черненко выкладывал пачку писем, которые, на его взгляд, надо было передать в газеты, читал их вслух, охал, ахал и даже пускал слезу, когда письма были слишком несчастливые. И это — Генеральный секретарь партии…

А.И. Аджубей, бывший главный редактор газеты «Известия»

Будучи не в состоянии справиться со свалившейся на него на новом посту горой работы… Черненко, подобно больному Брежневу, передоверил подготовку, а во многом и решения крупных проблем узкому кругу наиболее близких ему людей в руководстве — тем же Устинову, Громыко, Тихонову, а также Гришину.

А.М. Александров-Агентов, помощник Черненко

Черненко начисто был отрешен от земных дел, ибо плохо знал экономику, не говоря уже о науке, технике, культуре.

В. Афанасьев, бывший главный редактор «Правды»

Сгущались тучи над границею, чернея…

Бандитам путь в страну Пемуров преградил.

В бой вел нас Константин Устинович Черненко.

Парторг всегда был в жарком деле впереди.

Из «Песни пограничников»

Станция Черненковская, переход на Брежневскую линию.

Из анекдота тех лет

Брежнев умер. Но в действительности он умер уже давно, только Черненко ему не сказал об этом.

Из анекдота нач. 1980-х годов

Похороны Черненко — симптом скорых похорон и системы, которой он так преданно, по-чиновничьи, служил.

Д.А. Волкогонов, историк

Свердловский зал был уже почти полон… Провинциальная элита уже вся здесь. И все как обычно: целовались взасос, громко, через ряды приветствовали друг друга, делились «новостями» о снеге, о видах на урожай, словом, шёл «партийный толк» между своими, чувствующими себя хозяевами жизни. В этой разноголосице я не услышал ни разу имени Андропова или разговора о его смерти…

Где-то без двадцати одиннадцать зал смолк. Началось ожидание. С каждой минутой напряжение росло, атмосфера будто наполнялась электричеством… Напряжение достигло кульминации. Все взоры в сторону левой двери за сценой, где выход в президиум: кто первый?!

Ровно в 11 ч. в проеме двери показалась голова Черненко. За ним Тихонов, Громыко, Устинов, Горбачев и др.

Зал отреагировал молчанием…

А. С. Черняев, помощник М. С. Горбачева (об атмосфере Пленума ЦК КПСС, проходившем в Кремле в феврале 1984 г. по поводу избрания Черненко)

<...> Я не раз задавал себе вопрос: как же все-таки получилось, что на высшем руководящем посту огромного государства оказался этот слабый и физически, и во многих других отношениях человек, не имевший для этого ни достаточной эрудиции, ни опыта настоящей государственной работы, ни знания экономики? Ведь не могли же этого не видеть избравшие его коллеги, да и сам Константин Устинович, если уж на то пошло?

А.М. Александров-Агентов, помощник Черненко

Это был Большой Жрец неумолимой, мощной, отлаженной, постоянно работающей бюрократической машины. Черненко стал гигантом по должности, но остался карликом духа.

Д.А. Волкогонов

…Конечно, Андропов был очень умным человеком и руководителем высокого класса. Константин Устинович относился к нему очень уважительно, а Андропов к Черненко — настороженно.

А.Д. Черненко, супруга Константина Устиновича (ответ на вопрос "Экспресс-Газеты" (№ 34 (655) за 2007 год) о несколько конфликтных отношениях Генсека с Андроповым)

…Муж пил только по праздникам, коньяк или водку. Но много не пил. Пьяным я его не помню.

А.Д. Черненко, супруга Константина Устиновича (ответ на вопрос той же газеты об алкогольных пристрастиях Главы СССР)

…Очень любил Есенина, Некрасова, знал их наизусть. Любил так же Твардовского. Конечно, боготворил Пушкина и Лермонтова. Когда мы на отдыхе в Кисловодске гуляли по парку, он читал мне стихи «Выхожу один я на дорогу». Вообще наш брак был счастливым. Костя ни разу не обидел меня ни словом, ни действием. По его взгляду, по его первой реакции я понимала, что он чем-то недоволен, и старалась поправить дело. Мы все прощали друг другу. А вместе прожили 42 счастливых года.

А.Д. Черненко, супруга Константина Устиновича (В интервью той же газете о литературном мире К.У.Черненко)

 Примечания

Категория: Руководители страны после свержения самодержавия | Добавил: MARIO (02.12.2009)
Просмотров: 4265 | Теги: Константин Устинович, Черненко | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск
Календарь

Архив записей
Сайты
Copyright © 2017