Главная | Мой профиль | Выход Четверг, 19.10.2017, 16:22
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Князьях, цари, императоры. История в лицах и факта [82]
Все о князьях, великих князьях, царях, императорах, а так же о Никрлае II, его жизни, приближенных и семье. Исторические заметки и суждения по истории Отечества.
События, политика, история... [93]
Белое движение [197]
Религия [88]
Правители государства [180]
Русские княжества [37]
Про Одессу. [21]
Все про Одессу, история, политика, личности.
Ордена и медали. [56]
Контрреволюция. [26]
Законодательство. [6]
Добровольцы [6]
Наш опрос
Как вы относитесь к восстановлению монархии?
Всего ответов: 1455
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » События, политика, история...

Фантом «украинской дэржавы» (март 1918 – ноябрь 1921)).
Выдержки из второй части. Бросок химеры. Гл.4. Фантом «украинской дэржавы» (март 1918 – ноябрь 1921)).
Книга С.Родина «Украинцы». Антирусское движение сепаратистов в Малороссии 1847–2009»  




Генерал-майор Гофман мог гордиться собой. Да он и гордился, хвастливо заявив после Бреста: «В действительности Украина – это дело моих рук, а вовсе не плод сознательной воли русского народа. Я создал Украину для того, что бы иметь возможность заключить мир хотя бы с частью России»… Лавры подлинного «отца-основателя» «самостоятельной и независимой» Украинской Республики немецкий генерал присвоил себе вполне заслуженно…
18 февраля 1918 года немцы, одновременно с началом операций на Петроградском направлении, двинули свои войска и в малорусские губернии. Немецкое наступление сопровождалось «походным приказом», характеризовавшим операцию как оказание «военной помощи государству, с которым нас связывает договор против общего врага, большевиков»… Использованные в приказе эвфемизмы – «военная помощь», «договор», «общий враг», - служили лишь дипломатическим прикрытием фактической оккупации юга России.
Уже после ее осуществления немцы и австрийцы заключили соглашение о разграничении сфер влияния (28 марта 1918).
Стремясь упрочить видимость «законности» своей военной интервенции, немецкое командование с первых дней начала наступления приняло меры к розыску и установлению связи с беглой Радой, чтобы получить от нее соответствующую «санкцию». Это удалось не сразу. Только 23 февраля Рада, следовавшая в Житомир, сумела разродиться нужным заявлением. В нем она назвала немецкие войска «дружественными силами, приглашенными помочь нам в борьбе с врагами… и сражающимися вместе с нашими казаками под командованием нашего боевого штаба»… Впрочем, никакими «сражениями» движение немецкой армии не сопровождалось. Никто не оказывал ей сопротивления. Большевики без единого выстрела оставляли города и населенные пункты сразу же, как только получали известие о приближении немецких войск… Так Центральная Рада на чужих штыках вернулась в Киев. Здесь (7 марта) она издала еще одно «заявление» с  объяснением причин немецкой оккупации. В нем утверждалось, что это вовсе и не оккупация, что в Малороссию немцы пришли «на ограниченное время как друзья и помощники в трудный момент нашей жизни»…
Понятно, что эта риторика не могла скрыть очевидного для всех факта, что никакой реальной власти у Рады не было и что само ее существование всецело зависело от  немецких оккупационных войск.
Полное отсутствие у Центральной Рады авторитета, ее неспособность к любой, даже самой рутинной деятельности серьезно беспокоили немцев, ведь именно с помощью Рады (и, главное, от ее имени) они рассчитывали наладить поставки из Малороссии столь необходимого для Германии продовольствия. Увы, Рада явно не была готова оправдать возлагавшиеся на нее надежды.
А вскоре немцы увидели, что Рада лишена не только социальной базы, но и всякой национальной основы, и что не только «украинское государство» - фантом, но и «украинский народ», от имени которого выступала Центральная Рада, точно такой же фантом. «Нет никакой украинской национальной мысли, по крайней мере в Южной Украине», - докладывал в Вену австрийский генерал-майор Вальдштетен 16 мая 1918 года. – Все живут, думают и говорят по-русски. По-украински никто не понимает. Главное, интеллигенция – не исключая еврейской ее части – за союз с Россией»… Вальдштетен вынес убеждение, что этот союз «рано или поздно снова наступит», слишком много общего у «Украины с Россией» - «язык, религия, хозяйство»…
Для германского командования стало, наконец, совершенно очевидным, что Рада, лишенная всякой поддержки местного населения, не только не сможет содействовать исполнению его планов, но и на прямую им мешает.
В деревне царил хаос и безвластие. Объявленная Радой «социализация земли»  фактически отменила всякую земельную собственность, и для нового ее передела были организованны «земельные комитеты». Но их деятельность еще больше усилила неразбериху.
Немцы поначалу старались не вмешиваться в аграрные отношения, но криминальный передел земли, сопровождавшийся кровавым террором и насилием, ставил под угрозу срыва весенний сев, а этого они не могли допустить. 6 апреля 1918 года командующий немецкими войсками в Малороссии фельдмаршал Эйхгорн издал приказ, срочно распространенный по селам, с предписанием произвести полный засев сельскохозяйственных площадей. Причем крестьянам разрешалось взять земли не больше, чем в настоящий момент они могли обработать. Образовавшиеся таким путем излишки площадей «земельные комитеты» должны были вернуть для засева помещикам, предоставив им инвентарь, посевной материал и прочее.
Весьма показательно. Что «украинский парламент» первоначально даже не знал о приказе Эйхгорна, хотя он уже повсеместно проводился в жизнь. О его существовании Рада узнала лишь неделю спустя, когда приказ был опубликован в киевских газетах, и тогда только сподобилась «протестовать». Была даже послана жалоба в Берлин, на которую, естественно, никто не обратил внимания. Немцы уже поняли: декорации «самостийной Украины» нуждаются в срочном обновлении…
23 – 24 апреля 1918 года в Киеве состоялось австро - германское совещание. На нем было признано, что дальнейшее сотрудничество с Радой невозможно, поэтому в приемлемый срок следует создать новое «украинское правительство», которое будет беспрекословно подчиняться всем приказам германского и австрийского командования.
Центральная Рада, чувствуя, что немцы собираются отказаться от ее услуг, сделала попытку предотвратить неизбежный конец, но реакция ее была совершенно странной и неадекватной. «Министры» военный и внутренних дел при одобрении «премьер-министра» Голубовича решили организовать похищение киевского банкира еврея А. Доброго, которого они (совершенно безосновательно) сочли ведущей фигурой формирующегося против Рады «заговора».
Это похищение банкира среди белого дня вызвало в Киеве большой резонанс, но на все запросы родственников и немцев правительство Рады отговаривалось незнанием и обещанием «расследовать дело». Тогда немцы сами занялись поисками. Они быстро выяснили, что банкир был увезен в Харьков, где и содержался в вагоне на запасном пути. Немцы освободили его и привезли в Киев.
Поххищение финансиста имело ряд практических следствий. 25 апреля 1918 г. по всему Киеву были расклеены афишы нга русском и немецком языках с очередным приказом фельдмаршала Эйхгорна. приказ гласил, что все лица, виновные в преступлениях против немецких и союзных войск, нарушении общественного порядка подлежат суду немецких военных трибкуналов. Запрещались всякие уличные сборища, а также попытки нарушить общественную безопасность устной агитацией, в печати или каким-либо дпругим способом. Газеты, виновные в таких проступках, будут немедленно закрываться. приказ объявлял о принятии особых мер для охраны Киева и немедленном отдании под суд всех, кто совершает противозаконные действия... Вслед за приказом последовали и конкретные меры. 26 апреля немцы разоружили находившуюся в Киеве (и числящуюся "украинской") дивизию "синежупанников", составленную из русских военнопленных и незадолго до этого перевезенной из Германии. Одновременно в Ковеле была разоружена находившаяся на марше точно такая же дивизия "серожупанников". А 28 апреля взвод немецких солдат разогнал и саму Центральную Раду.
Очевидец этого "исторического события" А.А. Гольденвейзер описал его следующим образом: "... приближалось время перерыва, мы начинали уже уставать, и около 4 часов дня на трибуне появился Рафес (представитель Бунда в Центральной Раде). Его речь - последняя речь, сказанная в Раде... Рафес еще говорил заключительные фразы своей речи, когда с лестницы донесся шум. Дверь в зал растворилась, и на пороге появились немецкие солдаты. Несколько десятков солдат тотчас вошли в зал. Какой-то фельдфебель подскочил к председательскому креслу и на ломанном русском языке крикнул: "По распоряжению германского командования объявляю всех присутствующих арестованными. Руки вверх!". Солдаты взяли ружья на прицел. Все присутствующие встали с места и подняли руки. С поднятыми руками, саркастически улыбаясь, стоял на трибуне Рафес...
Грушевский, смертельно бледный, оставался сидеть на своем председательском месте и единственный во всей зале рук не поднял. "Смелое" поведение Грушевского, единственного. кто осмелился ослушаться приказа немецкого фельдфебеля и не поднял рук, оставшись сидеть, объясняется тем, что тот заранее был осведомлен немцами, а фельдфебель получил соответствующие инструкции. Немцы проявили максимум предупредительности в отношении давнего своего агента...
Впрочем, германское командование милостливо позволило собраться Центральной Раде еще раз. На следующий день (29 апреля) ее депутаты явились на заседание и, словно ничего не случилось накануне, занялись... "законотворчеством".
Параллельно заседанию Центральной Рады в Киеве в помещении цирка на Николаевской улице в тот же день начал свою работу "Конгресс хлеборобов", собраный по инициативе "Союза земельных собственников". на конгресс прибыло 6432 делегата со всех регионов Малороссии и Новороссии. Все они представляли слой зажиточных крестьян, особенно пострадавший от кровавых грабежей и анархии. После ряда докладов и речей с резкой критикой Центральной Рады и требованием положить конец анархии, поступило предложение выбрать "гетмана всея Украины", которым тут же был провозглашен генерал Павел Скоропадский (1873 - 1945). Новоявленного "гетмана" наделили диктаторскими полномочиями для спасения края от "хаоса и беззакония". Тем временем организованные еще одним генералом Дашкевичем-Горбацким отряды "гетманцев" приступили к занятию правительственных зданий и учреждений. Нигде никто не оказал им никакого сопротивления. Конный отряд охраны Центральной рады под командованием полковника Аркаса в полном составе перешел на сторону Скоропадского. Только галицкие "сечевые стрельцы" попытались защитить Раду, убив при этом трех "гетманцев", но их сопротивление было быстро сломлено, и уже вечером Коновалец явился к Скоропадскому... с предложением своих усслуг. Гетман от них отказался, галичан разоружили и распустили. Распущена была и Рада без всяких указов и церемоний: небольшой отряд "гетманцев" выгнал депутатов из здания и отпустил на все четыре стороны. Переворот был совершен без всякого участия немцев, которые знали, что никаких реальных сил, готовых защищать Раду, в ее распоряжении не имеется.
Так бесславно и позорно завершилась история правления Центральной Рады. Все решила воля ее истинных хозяев - немцев: пока они нуждались в раде, она существовала. Как только Рада перестала их устраивать - она исчезла, бесследно растворившись в исторической текучке событий. И это ее бесследное исчезновение в качестве "власти" лучше всего демонстрирует, что Центральной Раде не на кого было опереться, кроме немцев. Пытаясь навязать свою сепаратистскую идеологию Русскому по национальности населению, "украинцы" изначально были обречены на отсутствие всякой поддержки с его стороны. И они сами это знали, почему и организовали сознательно и преднамеренно немецкую оккупацию Малороссии. Опора на иноземного оккупанта представляла собой принципиальную установку всей украинской доктрины.
Приход к власти Скоропадского ничего не изменил во взаимоотношениях украинского "правительства" и немецких окуппационных властей. Именно последние определяли не только политику гетманского кабинета, но и его персональный состав.
Подобным образом выстраивалась "украинская власть" на всех уровнях и направлениях. Да иначе и не могло быть: немецкая армия являлась единственной ее опорой и гарантом существования. Местное население в лучшем случае относилось к ней безразлично, большей же частью - откровенно враждебно. И это внушало серьезные опасения ее организаторам и хозяевам - немцам. 6 мая 1918 года генерал Гофман записал в своем дневнике: "Я боюсь только, как бы созданная с таким большим трудом Украина не пошла опять насмарку". Еще более пессимистично оценивало ситуацию германское правительственное соывещание, состоявшееся под предваодительством кайзера в Спа (2-3 июля 1918): "Жизнеспособного украинского государства не получится. Распространение украинской национальной идеи всецело зависит от присутствия в стране наших войск. Следует готовиться ко всем возможным поворотам событий". Итог обсуждению подвел сам Вильгельм II: "Мы пришли на Украину ради обеспечения необходимых продовольственных поставок. именно там мы хотим создать островок спокойствия в море российского хаоса. Однако нам не следует впадать в иллюзию, что Украину можно оторвать от Большой России навечно... Обе территории снова воссоединяться"...
С целью убедить мир в существовании "независимого украинского государства" по инициативе посла Мумма были организованы "официальные визиты" в Германию премьер-министра гетманского правительства Федора Лизогуба и самого Скоропадского (август - сентябрь 1918) Оба удостоились аудиенции кайзера и высших немецких военачпальников, а так же были награждены германскими медалями...
Впрочем, здесь возникла новая проблема. Со временем немцы начали подозревать Скоропадского в том, что он "в глубине души более русский, чем украинец", а его "кабинет ориентируется на Большую Россию и стремиться привести Украину в лоно Москвы"... Подобные подозрения не были лишены оснований, ибо на всех современников Скоропадский производил двойственное впечатление. Потомок гетмана Малороссии в начале XVIII века И.И. Скоропадского (праправнук), богатый помещик, воспитанный в петербурге, женатый на дочере крупного русского сановника - Дурново, генерал Царской свиты и командир аристократического гвардейского полка Павел Петрович Скоропадский после февраля 1917 года внезапно "прозрел", что он - "украинец". Впрочем, флирт с социалистической Центральной Радой длился у генерала недолго, и в марте 1918 года Скоропадский возглавил оппозиционную ей и опирающуюся на офицерство "Украинскую народную громаду". С ее помощью и был произведен переворот, сделавший Скоропадского "гетманом всея Украины". Большинство министров сформированного им "правительства" придерживались умеренно-консервативных взглядов и, хотя исповедовали украинофильство, были чужды его крайностей.
Впрочем, умеренность политики нисколько не добавила генералу авторитета в глазах современников. не получил поддержки генерал и со сторны крестьянской массы. Лишенный какой-либо массовой опоры, да и руководящей идеи, гетманский режим мог держаться, лишь опираясь на немецкие штыки. Но после подписания Германией перемирия со странами Антанты (11 ноября 1918 г.) и эта опора исчезла. Начавшаяся эвакуация немецкой армии означала неминуемый крах власти Скоропадского. генерал, правда, предпринял попытку спасти ее и резко поменял "ориентацию", сменив "украинские" лозунги на "русские". В результате 14 ноября 1918 года появился новый гетманский манифест, где объяснялось, что "Украина должна возглавить создание Всероссийской Федерации, главной целью которой должно быть восстановление великой России". Но желающих встать под гетманские знамена нашлось не много - никто не верил в искренность произошедшего поворота, и Скоропадский остался в полной изоляции. А месяц спустя (14 декабря 1918 г.) и вовсе отрекся от власти, бежав в составе немецких войск в Германию. На смену Гетману явилась новая "украинская власть" в лице петлюровской Директории...
Правление Директории в Киеве продолжалось всего 51 день (14 декабря 1918 - 2 февраля 1919), но и за этот короткий срок, не отметившись ничем положительным, успело запятнать себя подлым преступлением, - бессмысленной и жестокой резней Русских офицеров, находившихся на тот момент в городе.
Большинство этих офицеров осело в Киеве, спасаясь от ужасов большевистского террора. Ленинская партия, придя к власти, организовала целенаправленное и широкомасштабное истребление бывших офицеров Царской армии. Их убивали повсюду - на фронте и в тылу, в городах и сельских усадьбах, на больничной койке и прямо на улице, - убивали зверски и изощренно, с чудовищными пытками и надругательством, стремясь запугать и сломить всякую волю к сопротивлению у всех противников нового режима. Спасаясь от неминуемой гибели, тысячи Русских офицеров перебрались в зону немецкой оккупации - Малороссию и Новороссию. К лету 1918 года в Киеве насчитывалось их до 50 тысяч человек, в Одессе - 20, в Харькове - 12, в Екатеринославе - 8 тысяч. Крушение Гетманства и начало эвакуации немецких войск, тех офицеров, кто не успел уйти на Дрн и в Добровольческую армию Деникина, отдало во власть "украинцев", организовавших свой - украинский террор, по жестокости и садизму ни в чем не уступавший большевистскому. при этом стоит особо отметить, что в петлюровской УНР смертной казни по закону не существовало (ее отменил еще ІІІ Универсал Центральной Рады), поэтому все убийства и расправы совершались "неофициально", исподтишка.
Аресты производились обычно ночью. Ночью и расстреливали. "Расстрелы намеченых лиц, - свидетельствует А. Царинный, - происходили обыкновенно под предлогом пресечения попыток их к побегу во время препровождения в тюрьму".
Граф Ф.А. Келлер был убит 21 декабря 1918 г., но убийства начались с первых дней воцарения в Киеве Директории. "Расстрелы ... производились изподтишка, украдкой. Встретят на улице русского офицера, или вообще человека, по возрасту и обличью похожего на офицера, выведут на свалку, пристрелят и тут же бросят. Иногда запорют шомполами насмерть, иногда на полусмерть. Во время междуцарствия, когда Петлюра ушел из Киева, а большевики еще не вошли, было найдено в разных частях города около 400 полуразложившихся трупов, преимущественно офицерских"...
Те же очевидцы подчеркивают, что убийство ни в чем не повинных людей планировалось в гораздо больших масштабах. Уже сотни из них были согнаны петлюровцами в киевский Педагогический музей и Педагогический институт. Сюда же на протяжении недели доставлялись офицеры, захваченные на Полтавщине и Черниговщине. По разным свидетельствам, в Педагогическом музее на Владимирской было помещено от 600 - 800 до 4000 пленных офицеров. Их, вне всякого сомнения, ожидала столь же чудовищная расправа, как и уже убитых их товарищей, но... помешали немцы. Они не только отправили часть захваченных офицеров в Германию, но и не позволили расправиться над остальными. А когда последние подразделения немецкой армии эвакуировались из Малороссии, петлюровцы сами уже паковали чемоданы. Повторить "подвиги" большевиков, устроивших в Киеве настоящую резню в январе 1918 года, когда число жертв достигло 3 тысяч человек, из коих большинство, до 3 тысяч, офицеры, Директория не могла, ей самой нужно было срочно удирать на запад.
2 февраля 1919 года Директория и несколько тысяч ее "войска" спешно покинули Киев, двинувшись в направлении Винницы. Этим бегством завершился "киевский период" ее существования и начался новый этап "пребывания на колесах". В более образной форме он запечатлелся в крылатом выражении того времени: "под вагоном - территория, а в вагоне - Директория".
В сущности, лидер к тому моменту был уже один - Симон Васильевич Петлюра (1879 - 1926). Его восхождение на должность "Головного Атамана" обусловливалось одним-единственным обстоятельством - принадлежностью к масонству. Сам по себе он был фигурой малозначительной и ничтожной, но, по мнению масонских коноводов, для роли "вождя" украинского движения такой человек как раз и подходил.
Симон Васильевич Петлюра родился в 1879 г. в семье полтавского извозчика. Учился отвратительно. Из духовной семинарии был изгнан за неуспеваемость. Эмигрировал во Львов, где вольнослушателем посещал университет. Курса не закончил, так и не определившись с будущей специальностью. Вернулся в Россию и в 1905 - 1907 гг. подвизался в научной экспедиции на Кубани. Где-то в этот период на него и обратили внимание масонские "братья", благодаря чему он и смог перебраться в Москву, где его пристроили работать бугалтером, а по совместительству и "украинским журналистом". Здесь он прошел курс многолетней проверки и был, наконец, принят в масонскую ложу. С началом мировой войны его внедряют в Земгор, инспирированную масонами организацию, якобы призванную помочь в снакбжении воюющей Русской армии, а на самом деле готовившей условия для государственного переворота. Из "земгусар" и попал Петлюра на пост военного министра Центральной Рады. В декабре 1917 г. он уже "Головной атаман", занятый формированием украинских "гайдамацких частей". Созданная им "армия" за все время своего существования так и не проявила себя ни в одном серьезном бою, зато отметилась грабежами и жестоким, бессмысленным убийством тех, кому совершенно произвольно вешался ярлык "врагов Украины". Истребление безоружных и неспособных оказать сопротивления "врагов" и стало высшим воинским подвигом петлюровских "вояк". Но, невзирая на это, масонская пропаганда (особенно после вынужденного ухода немцев из Малороссии) стала усиленно лепить из Петлюры образ "освободителя Украины".
И вот после полуторамесячного сидения в Киеве этот "лубочный герой" со своей микроскопической "армией" спешно бежал от подходивших к городу большевистских частей в направлении Винницы...
Впрочем и в Виннице не удалось надолго задержаться, и петлюровская Директория двинулась дальше, в проскуров (ныне г. хмельницкий). Однако через несколько дней пришлось бежать и отсюда, - большевицкий отряд захватил Жмеренку и Проскуров оказался под угрозой. Тогда Директория направилась в ровно, который и стал на некоторое время (март - апрель 1919) очередной "столицей" украинскойц "державы", территория которой, помимо ровно, охватывала несколько примыкающих к городу уездов.Между тем положение на "фронте" было удручающим. Да, в общем-то, и "фронта" никакого не существовало. Разрозненные вооруженные группы, называющиеся "армией УНР", занимали ряд населенных пунктов и железнодорожных станций, но никакой сплошной линии обороны не удерживали. Да и не могли бы удержать, готовые каждую минуту, при самом незначительном наступлении противника, бежать дальше.
5 мая ровно тоже был оставлен. Продвигаясь на юг, вдоль старой русско-австрийской границы, "головной атаман", его "правительство" и "армия" к началу июня достигли Волочинска, занятого малочисленным отрядом большевиков. внезапной атакой захватив город, петлюровцы смогли очистить небольшой клочек территории между линией Староконстантинов - проскуров - Каменец-Подольский и рекой Збруч. Здесь на два с лишним месяца и расположилась "Украинская республика" Симона петлюры, избрав в качестве своей "столицы" город каменец-подольский.
Казалось, петлюровская "республика", зажатая в "треугольнике смерти" между поляками, "красными" и Добровольческой армией, доживает последние дни. Но счастливое стечение обстоятельств спасло Петлюру. В самый критический момент к нему на соединение подошла Галицкая армия ген. кравса, численностью до 40 тыс. человек. Это были отступавшие от поляков войска "Западно-Украинской Народной Республики" (ЗУНР).
"Западно-Украинская Народная Республика" являлась точно таким же порождением революционного хаоса, как и УНР, только не в Росии, а в Австро-Венгрии. 16 октября 1918 г. австрийский император Карл I провозгласил переустройство государства на "федеративных началах", призвав все народы империи создавать свои "Национальные Советы" из депутатов рейхстага и местных сеймов. Уже 18 октября галицкие "украинцы", собравшись во Львове, объявили об учреждении "Украинской Национальной Рады", в состав которой вошли украинские депутаты рейхстага, а так же галицкого и буковинского сеймов. На следующий день Рада объявила об образовании в восточной (русской) части Галиции и Буковине "Западно-Украинской Народной Республики", обрат ившись в Вену с ходотайством утвердить данное решение. Естественно, этому воспротивились поляки, хотя они и составляли в Восточной Галиции незначительное меньшинство (зато являлись большинством во Львове). Вена стала колебаться. не дождавшись положительного ответа от австрийцев, "украинцы" приняли решение о захвате власти над краем. В ночь с 31 октября на 1 ноября их вооруженные формирования взяли под свой контроль важнейшие пункты львова. внезапность нападения предопределила первоначальный успех, но уже после полудня 1 ноября началось вооруженное выступление поляков - как во Львове, так и других городах Восточной Галиции. Уже к вечеру значительная часть Львова была в польских руках. варшава объявила мобилизацию. Восстановление польской государственности придало развернувшейся борьбе широкомасштабный характер. Польские части заняли Холмскую область, начали наступление на Волынь, прибыли подкрепления и в Галицию. это и определило окончательный итог противостояния. 11 ноября поляки овладели Перемышлем, 21 ноября - Львовом...
Развернцувшиеся боевые действия побудили "украинцев" к формированию собственных вооруженных сил - Украинской Галицкой Армии (УГА). Служить в нее шли не только "украинцы", но и Русские галичане. Стремление избавиться от польского ига заставляло забыть прежние политические распри. В течении первой половины 1919 года в Восточной Галиции шли ожесточенные бои между УГА и польскими формированиями. Но после того, как из Франции была переброшена польская армия генерала Галлера, конечный исход борьбы был предрешен. У "украинцев" еще оставалась надежда на "Европу", но та поддержала польские притязания. 25 июня 1919 года высший орган мирной конференции в Версале, Совет Четырех, "уполномочил вооруженные силы Польской Республики продолжать свои операции вплоть до реки Збруч", что окончательно развязало руки полякам. Их армия перешла в наступление по всему фронту и 16 июля 1919 г. галичане вфынуждены были отступить за Збруч, двинувшись на соединение с "армией" УНР.
Примечательно, что еще 1 декабря 1918 г. на станции Фастов состоялась встреча представителей двух "украинских республик", на которой была достигнута принципиальная договоренность о слиянии их в одну "Соборную Украинскую Народную Республику". 8 января 1919 г. в Станиславе (ныне Ивано-Франковск) этот договор утвердила "Украинская Национальная Рада" Петрушевича, а 22 января - в Киеве птлюровская Директория. понятно. что "слияние" носило чисто виртуальный характер и имелось лишь на бумаге. В тот момент оба украинских "уряда" уже готовились к бегству: Петрушевич из галиции, Петлюра из Киева. Но после того, как полгода спустя эти правительства оказались на одной территории, они так и не смогли объединиться, найти общий язык и выработать единую политическую линию. слишком разнородные элементы их составляли, да и цели кардинально отличались. "Уряд" петрушевича предлагал все силы направить на борьбу с Польшей, Петлюрва же звал в поход на Киев.
Летом 1919 года на юге России против большевиков началось крупное наступление армии Деникина. Его войска взяли Харьков, Екатеринослав, продвигались к Киеву. деникинское наступление побудило петрушевича и петлюру вылезти из своей каменецкой берлоги. Впрочем, распри между ними и после этого не прекратились. галичане вообще не хотели воевать с Русскими, - ни с "белыми" ни с "красными". они хотели воевать с Польшей за Львов и Галицию. петлюра настаивал на движении в направлении Киева. наконец, был достигнут компромисс: Галицкая армия направилась... к Киеву, но без "атаманской" (двинувшейся в одесском направлении).
Наступление украинского "войска" началось в начале августа 1919 г. Его продвижение на восток и юг не встретило никакого сопротивления: все силы большевиков были брошены против "белых". Уже к исходу августа Галицкая армия вышла к окрестностям Киева. город никто не защищал, большевики оставили его без боя. 30 августа галичане заняли юго-западные и южные предместья Киева. В тот же день к городу подошли и преследовавшие большевиков части 7-й армии "белых" генерала Бредова. они заняли Никольскую и предмостную слободки на левом берегу Днепра. Генералы кравс и Бредов заключили соглашение о немедленном отводе частей Галицкой армии на линию Игнатовка - Васильков - Германовка (около 30 км от Киева), что и было выполнено 1 сентября...
Исаак Мазепа (1884 - 1952), побывавший и украинским министром и премьер-министром, отмечал: "Чужой нам Киев сразу же поспешил дать деникенцам всякую помощь, начиная от обычных информаций и кончая вооруженными отрядами местных добровольцев".... То, что Киев - чужой для "украинцев" город, ощутили и галичане. один из них (М. Скидан) с горечью писал: "Хоть мы и пришли в свой столичный город, но, по существу... в чужой город... Деникинцы чувствовали себя там, как дома: для них формировались отряды, печатались газеты"...
После оставления Киева наступательный порыв "украинцев" отнюдь не иссяк. во всяком случае, уже 22 сентября 1919 г. "Головной атаман" петлюра объявил о начале наступления против "белых"... лучше бы он этого не делал. Уже к 15 октября все петлюровское "войско" находилось в состоянии беспорядочного бегства на запад, к бывшей австрийской границе, на которой теперь стояли поляки. А Галицкая армия окончательно порвала с петлюровцами и 7 ноября перешла на сторону Деникина. Между нею и командованием Добровольческой армии было заключено следующее соглашение: "Галицкая армия в полном составе, с этапными установлениями, складами и железнодорожным составом  переходит на сторону Добровольческой армии и отдается в полное распоряжение главного командования Вооруженных Сил Юга России через командующего войсками Новороссийской области". Так галичане включились в борьбу за "единую и неделимую Россию", в составе которой хотели получить всего лишь "автономию"...
Потеря наиболее боеспособной части войск предрешила судьбу петлюровской Директории. Между староконстантиновым, где проходила линия польского фронта, и Бердичевым, занятым сначала повстанцами, а затем большевиками, находилась незанятая полоса территории, которую поляки милостливо согласились отдать петлюровской власти для собирания остатков своих сил. Здесь-то, на этой полосе, в маленьком местечке Любаре, произошла последняя позорная конвульсия атаманщины...
В Любар Петлюра добрался с остатками своего "правительства" и "войска" 1 декабря 1919 г. А уже 2 декабря петлюровский "атаман" Волох, возглавлявший отряд "гайдамаков", поднял "мятеж" и издал приказ об аресте самого Петлюры, его правительства и высшего командования "армии". "Мятеж", впрочем, завершился грабежом оставшегося еще имущества "УНР" и переходом "атамана" Волоха на сторону большевиков. Но и петлюра, бежавший из Любара, туда уже не вернулся. Очередной его "столицей"  стала Новая Чарторыя. здесь на 6 декабря он назначил "широкое совещание" для принятия "окончательного решения" о дальнейших действиях.
Рано утром съехались в Чарторыю украинские "атаманы", "генералы", "министры". Все ждали "вождя". А Петлюра на им же созванное совещание ... не явился. Еще накануне вечером он тайно бежал через Шепетовку в Польшу. Так и не дождавшись "Головного атамана", в разные стороны разбежались "министры", "войско" и прочие остатки "УНР".
Явившись в Варшаву, петлюра провернул обычную украинскую сделку, с легкостью "толкнув" полякам то, что никогда "украинцам" не принадлежало. 21 апреля 1920 года он подписал с диктатором Пилсудским так называемый "Варшавский договор",  по которому отдал польше всю Восточную Галицию и большую часть Волыни. граница Польши и виртуальной "Украины", таким образом, восстанавливалась по состоянию на 1772 год! Огромные Русские территории с населением свыше 10 миллионов человек единым росчерком пера иуды были обращены в польские "кресы" (окраины). Кроме того "договор" предусматривал, что "украинская армия" полностью подчиняется польскому командованию, а "УНР" обязуется исправно кормить и снабжать поляков всем необходимым на "освобожденной" территории. Взамен Пилсудский обещал вооружить "украинцев" и взять с собою в поход на Киев...
Поляки 25 апреля 1920 года начали широкомасштабное наступление и вторглись на территорию Малороссии. Уже 6 мая поляки вошли в Киев. Примечательно то, что украинское "войско" не было взято в "освободительный" поход. поляки отослали его на юг, на второстипенный участок фронта между Вапняркой и днестром, где оно и провело больше месяца.
Между тем в начале июня большевики перешли в контрнаступление, прорвали польский фронт и стремительно двинулись на Львов и Варшаву. 18 октября 1920 г. между Россией и Польшей было подписано перемирие. Петлюра, его "правительство" и "армия" оказались брошенными на произвол судьбы. 21 ноября остатки "войска", преследуемые "красными", переправились у Волочинска через Збруч на польскую сторону. поляки немедленно разоружили своих "союзников" и интернировали, разместив в нескольких лагерях внутри Польши. А оказавшиеся за пределами родной земли Петлюра и его "правительство" продолжили свою нелегкую "службу".
В самом скорм времени на деньги польского Генерального штаба был создан "Партизанско-Повстанческий Штаб" (ППШ), который под руководством польских офицеров занялся разработкой планов диверсионных операций против России По приказу Петлюры возглавил сей штаб "генерал-хорунжий" Ю. Тютюнник. Он и руководил первой вылазкой "повстанцев". В ночь с 3 на 4 ноября 1921 г. на территорию Малороссии польской разведкой была переброшена банда численностью до полутора тысяч человек. Использовав фактор внезапности, банда Тютюнника, перейдя границу, в несколько дней достигла Коростеня - и захватила город. первым делом, выпустили из тюрьмы всех уголовников (около 600 человек), расстреляли несколько десятков сотрудников Коростеньского ЧК, а так же в полном составе - штаб 133-й бригады. но этим и ограничились военные успехи. противостоять регулярной армии "повстанцы" были не в состоянии. С недельку им еще удалось погулять, пограбить близлежащие регионы, но уже 17 ноября кавалерийская бригада Г. Котовского и "червоные казаки" В. Примакова под малыми Миньками нагоову разбили банду. тютюнник со своим штабом (все руководство ППШ) бежал, бросив "войско" на произвол судьбы. Под саблями красных кавалеристов полегло 400 "повстанцев", еще 500 было взято в плен...
А спустя два года (середина 1923) Ю. Тютюнник вновь нелегально прибыл в Малороссию для налаживания "подпольной работы" и ... добровольно сдался, при этом передав ГПУ весь архив "Партизанско-Повстанческого Штаба". 28 декабря 1923 года Президиум ВУЦИК удовлетворил ходотайство Тютюнника о помиловании. позднее он преподавал тактику партизанской войны на курсах красных командиров и умер от злоупотребления алкоголем...
Украинские "вожди" и "министры" оказавшиеся в эмиграции сразу же разбились на ряд непримиримых групп, не стоько по признаку расхождения партийных программ, сколько по так называемым ориентациям, - польской, французской, английской, немецкой. Находясь на содержании соответствующего правительства, эти миниатюрные кружки требовали немедленной "помощи" для скорейшего "освобождения Украины". практический результат их усилий был ничтожен, но сносное и сытное существование им обеспечивал. так что не зря старались. А дело превращения Малороссии в "Украину" продолжили большевики...

Создай бесплатно свой сайт и зарабатывай!

Заработок вебмастерам, рекламное продвижение товаров

Книга С.Родина «Украинцы». А

Категория: События, политика, история... | Добавил: MARIO (22.04.2012)
Просмотров: 866 | Теги: «Украинцы», Бросок химеры | Рейтинг: 5.0/3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск
Календарь

Архив записей
Сайты
Copyright © 2017