Главная | Мой профиль | Выход Вторник, 22.08.2017, 15:04
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Пророчества [45]
Пророчества пророков, святых о будущем России и мира. Пророчества сбывшиеся и грядущие...
История [81]
История в лицах, событиях, фактах...
Царь грядет... [62]
О монархии, монархах, их быте жизни и деятельности.
Наши дни [747]
События настоящего и недалекого прошлого. Жизнь, политика, финансы, интересы...
Чудеса и знамения [70]
Анекдоты [9]
Криминал, коррупция, мошейничество [199]
ОДЕССКИЕ НОВОСТИ [312]
Монархические организации. [3]
Наш опрос
Как вы относитесь к восстановлению монархии?
Всего ответов: 1453
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2009 » Декабрь » 12 » Юбилей. К 300-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ
19:38
Юбилей. К 300-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ

Императрица Елизавета Петровна

СИМФЕРОПОЛЬ (НАША ДЕРЖАВА, Игорь АЗАРОВ - специально для НД) Советские историки к личности и деяниям этой государыни были совершенно равнодушны. Вспоминали, впрочем, ликвидацию внутренних таможен (1754 г.), основание Московского университета (1755 г.) и блестящие победы над пруссаками — в 1760 году русские войска взяли Берлин. Бледной тенью проплывает образ Елизаветы в жизнеописаниях Беринга, Ломоносова, Сумарокова, Федора Волкова. Историки дореволюционные писали о Елизавете и ее эпохе, конечно, побольше и получше, но все же не слишком обильно: двадцать лет этого царствования (нояб. 1741 — дек. 1761) просто потерялись между грандиозными по форме и содержанию правлениями Великих — Петра и Екатерины; елизаветинские времена справедливо оценивались как связующее звено, этап между ними. На фоне титанических фигур отца (Петра I) и невестки (Екатерины II) личность самой Елизаветы, бесспорно, представляется малозначительной. Соловьев, Ключевский, Костомаров, Валишевский, Богословский — главные ее жизнеописатели — сходились на том, что дочь выступала продолжательницей "дела отца", но непреодолимая лень, невежество и известная "игривость нрава" в сонм великих правителей Елизавету не выдвигали. Критики Петра писали о Елизавете попрохладнее, поклонники и апологеты Петра — потеплее. Следует сказать, что нынешние российские историки (Е. Анисимов, В. Наумов) принципиально новых штрихов к сложившемуся уже образу Елизаветы Петровны, пожалуй, не добавили, хотя их исследования весьма добротны и интересны. Что знает читатель "КВ", далекий от исторических штудий, о Елизавете? Первое, что вспоминается, забавные (и довольно точные!) строчки из ехидного творения графа А.К. Толстого:

Веселая царица была Елисавет:

Поет и веселится, порядка только нет.

Эрудиты непременно припомнят оценку В.О. Ключевского: "Елизавета была умная и добрая, но беспорядочная и своенравная русская барыня XVIII века, которую по русскому обычаю многие бранили при жизни и тоже по русскому обычаю все оплакали по смерти&quot.

Нимало не претендуя на глубину анализа и панорамность взгляда, оставляя за рамками повествования многие принципиальные вопросы, попытаюсь лишь некоторые детали добавить к вашим знаниям о "дщери Петровой&quot.

Привенчанная дочь

Наша героиня появилась на свет 18 декабря 1709 года в знаменитом подмосковном селе Коломенское. Именно в этот день ее отец, Петр Алексеевич, во главе войск въезжал в Москву — готовилось грандиозное празднование полтавской победы. Получив весть о прибавлении семейства, царь воскликнул: "Отложим празднество о победе и поспешим поздравить с восшествием в мир мою дочь!" С точки зрения закона, Елизавета (как и ее старшая сестра Анна) оказывалась внебрачным ребенком, бастардом, как тогда говорили, выблядком: отец и мать обвенчались лишь в начале 1712 года.

Во время торжественного обряда маленькие царевны, вцепившись ручонками в матушкин подол, вместе с родителями кругом обошли аналой. На Руси детки, родившиеся до венчания их пап и мам, но потом "узаконенные", именовались "привенчанными&quot. Враги Елизаветы всегда будут помнить, что она — внебрачная дочь распутного царя от безграмотной гулящей бабы, волей судьбы ухватившей корону. Друзьям же и сторонникам Елизаветы будет важно лишь одно — она дочь их кумира, великого Петра.

Петр был плохим отцом, Екатерина — никудышней матерью. Детьми они, на их счастье, не занимались: чему хорошему могли научить девочек такие родители? Сначала Анна и Елизавета оказались под крылом тетки, Натальи Алексеевны, а потом царевен опекал Меншиков, они росли с его детьми, весело и сытно, но без каких-либо попыток их учить или воспитывать.

Анна казалась более серьезной, уравновешенной, была поумнее. Елизавета — чистый сорванец! С юных лет отличалась непоседливостью, веселым и легким характером и… рановато, скажем так, проснулся в ней эрос. Она была очень хороша собой! Очевидно, пошла в бабушку — пышную и красивую Наталью Кирилловну Нарышкину.

Петр лелеял мысль о родстве с Бурбонами. Он видел Елизавету супругой Людовика XV (род. 15 февраля 1710 г.). Но французы вежливо (и решительно) от "русского брака" уклонились. Прелестная дочь белорусской крестьянки Марты Сковорощук — именно так, скорее всего, на самом деле звали Екатерину I — в Версале смотрелась бы как медведь из густого леса. Расстроился и куда более скромный брак: жених, голштинский принц Карл-Август, неожиданно умер… А он так нравился Елизавете! (Этот Карл-Август был родным дядей Екатерины II.) Единственное, что дали ей эти рухнувшие матримональне планы, — хорошее знание французского и немецкого языков и совершенно великолепное умение танцевать.

Елизавета, Ломоносов, Румянцев…

Петр I был сексуально неукротим, причем ни возраст, ни внешность, ни пол партнера (особенно если царь был пьян, т.е. почти всегда) его нисколько не смущали. Андрей Буровский, автор злой, спорной, но интереснейшей работы "Несостоявшаяся империя", пишет: "Общее число известных бастардов Пет-ра I достигает, по крайней мере, 90 или 100 человек&quot. Он же приводит еще более смелое заявление профессора Семена Окуня: "… всех, конечно, никогда не учтем, но за несколько сотен наука ручаться может&quot.

Мы говорили уже, что сама Елизавета родилась как бастард, но к ней-то судьба проявила редкостную благосклонность. Сам Петр никого из своих рассеянных по всей России внебрачных отпрысков не признал. Историков уже давно терзают серьезные подозрения, что среди таковых следует числить великого ученого Михаила Ломоносова и победоносного полководца Петра Румянцева.

Конечно, здесь легенды от истины могла бы отделить только генетическая экспертиза… И все же только представьте себе: Ломоносов и Румянцев — единокровные братья, а Елизавета — их сестра! Да, преисполнена тайн родная история.

Неосуществленная идея

В страшных мучениях в январе 1725 года умер Петр I. Закона о престолонаследии не существовало. Формально самым реальным претендентом был внук почившего императора — тоже Петр, сын несчастного царевича Алексея. Его поддерживала старая знать — князья Голицыны, Долгорукие, Репнины. Но интригами Меншикова и Толстого корона досталась разнузданной вдовице, Екатерине I. Два года ее не сидения даже, а лежания на престоле — сплошная бесстыжая оргия! Елизавета, не ограниченная ни браком, ни деньгами, ни моралью, жила в свое удовольствие. В 1727 году внук Петра I все-таки воцарился: Меншиков решил, что сможет стать тестем нового венценосца, женив Петра II на своей дочери. Но этого подростка он недооценил — свои дни всесильный Данилыч, как известно, закончил в Березове. А Петр II (молодой да ранний!) безумно влюбился в тетку — Елизавету! Через много лет, уже на смертном одре, императрица Елизавета Петровна будет горько катяться в том, что посмеялась тогда над его чувствами, морочила мальчику голову… А ведь хитрющий Остерман, наставник Пет-ра II, носился с идеей брака малолетнего племянника с юной тетушкой. Стоит ли говорить, что добиться от церковников разрешения на сей дивный кровосмесительный брак было хоть и сложно, но можно. И как бы русская история пошла тогда?! Но не случилось!

Чувство большое и чистое

Петр II умер от оспы в январе 1730 года, ему не было и пятнадцати лет. Российский престол заняла Анна Иоанновна, двоюродная сестра Елизаветы Петровны, — и эти десять лет наша героиня просидела тише воды, ниже травы. Анна ее не любила.

Вообще суровая императрица не раз порывалась упечь слишком уж яркую царевну в монастырь, в келью, под запор. Но у Елизаветы был мощный заступник — Бирон, который планировал женить на ней своего сына.

И вот тут наша героиня влюбилась — мужчин у нее уже было много, а вот любовь, очевидно, случилась первая, самая настоящая. Очень приглянулся ей гвардейский сержант Алеша Шубин…

Расправа была свирепой: Анна Иоанновна боялась связей Елизаветы с гвардией, но еще больше ей хотелось сделать больно ненавистной сестрице. Шубина арестовали, терзали в застенках и сослали потом на Камчатку. Мало того, насильно обвенчали с камчадалкой. Почти десять лет Елизавета думала о Шубине, мечтала о встрече с ним…

В октябре 1740 года умерла Анна. И наша героиня потребовала вернуть ей любимого человека! Но эти поиски затянулись почти на два года. Узнав о том, что его ищут, Шубин начал прятаться: уже не ждал для себя ничего хорошего… Привезли Алексея Яковлевича в Петербург только в 1742 году, Елизавета уже царствовала. Она ужаснулась, наверное: перед ней предстал все еще красивый, но сломленный, одичавший, чужой человек. Императрица пытается пробудить его к новой жизни: жалует имения, делает генералом, вешает ему на грудь звезду Св. Александра Невского… Напрасно. Шубин выпросил позволение удалиться от двора и скоро тихо угас.

Ее переворот

После смерти Анны Иоанновны русская корона опять проплыла мимо Елизаветы. Императором стал только что родившийся (18 августа 1740 г.) Иван Антонович; его мать, Анна Леопольдовна, приходилась Анне Иоанновне родной племянницей. Никакой популярностью, никаким серьезным влиянием ни кроткая Анна Леопольдовна, ни ее муж, Антон-Ульрих Брауншвейгский (российский генералиссимус, кстати), не пользовались. Власть делили немцы — Бирон, Миних, Остерман. Сначала сковырнули Бирона, потом власть ускользнула от Миниха, и Остерман, как ни хитер был, удержать власть тоже не сумел. В гвардейской среде возник заговор в пользу Елизаветы. Накануне переворота Анна Леопольдовна решила объясниться с Елизаветой, прямо спросив ее о намерениях. Со слезами на глазах Елизавета отрицала все обвинения и заверяла правительницу в своих любви и верности. Это было 23 ноября 1741 года.

А в ночь с 24 на 25 ноября произошел дворцовый переворот. Анна Леопольдовна, принц Антон-Ульрих и крохотный император были арестованы. Тайная полиция и армия хранили нейтралитет. Для дела хватило сотни гвардейцев. Миних, Остерман и некоторые другие вельможи были сосланы. Согласно расхожей легенде, Елизавета дала обет не подписывать смертных приговоров, если ее переворот увенчается успехом.

В истории с Брауншвейгским семейством нашла подтверждение старая истина: чтобы возненавидеть человека, достаточно просто сделать этому человеку гадость. Добросердечная, глупая, ленивая Анна Леопольдовна очень даже неплохо относилась к Елизавете. Вроде бы и Елизавета неплохо относилась к Брауншвейгским. Откуда тогда всплыло столько ненависти? Сначала свергнутое семейство намеревались выслать за границу, в Германию. Но из страны их так и не выпустили. В 1744 году последовал "жестокий, бесчеловечный указ" (по оценке современного биографа Елизаветы

Е.В. Анисимова): бывшего императора, четырехлетнего Ивана VI, следовало навсегда разлучить с родителями… В конечном итоге Брауншвейгское семейство (кроме маленького Ивана, у Антона-Ульриха и Анны Леопольдовны родилось еще двое мальчиков и двое девочек) оказалось в Холмогорах. В 1746 году, безропотно перенеся все невзгоды, умерла 28-летняя Анна Леопольдовна. Гроб с ее телом привезли в Петербург — Елизавета рыдала на похоронах! Но специальным указом в 1750 году запретила учить детей принца Антона-Ульриха грамоте!

В мою задачу не входит изложение дальнейшей судьбы несчастнейших людей, перемолотых жерновами власти, — это совершенно отдельная тема. Просто удивляет ледяная жестокость Елизаветы, которая умела и любила казаться доброй, веселой, богобоязненной…

Самая большая тайна

Здесь очень мало достоверного: слухи, легенды, предположения, догадки. 21 ноября 1742 года в подмосковном селе Перово состоялось тайное венчание императрицы Елизаветы Петровны и Алексея Григорьевича Разумовского, вознесенного судьбой и любовью из простых малороссийских певчих в графы и фельдмаршалы. Якобы в 1745 или 1746 году Елизавета родила дочь. Назвали девочку Августой и отправили на воспитание за границу — подальше от любопытных глаз и длинных языков. А в начале семидесятых годов XVIII века в Европе появилась ловкая авантюристка — княжна Тараканова, выдававшая себя за дочь Елизаветы от Разумовского. Россия вела войну с турками, ужас наводил Пугачев, а тут еще этот рецидив самозванщицы. История княжны Таракановой в общих чертах известна всем: в Италии ее обаял граф Орлов, заманил на корабль и доставил в Петербург. Так и не раскрыв своего настоящего имени, самозванка умерла в Петропавловской крепости 5 декабря 1775 года от туберкулеза. Это была молодая женщина, родившаяся около 1750 года. Скорее всего, она искренне верила в то, что является дочерью Елизаветы, как двести лет спустя Анна Андерсон верила, что она — дочь Николая II.

… В 1785 году в Ивановском монастыре в Москве, в специально сооружённой пристройке, поселили женщину лет сорока, вошедшую в историю под именем Досифеи. Доступ к Досифее имели только игуменья, духовник и служан-ка-келейница. Питалась инокиня не по-монашески — обильно и изысканно, для нее даже церковные службы правились отдельно. Полагают, что загадочная Досифея и есть Августа, дочь Елизаветы и Разумовского. Точно никто не знает, как Екатерина II убедила ее вернуться и удалиться в монастырь — тут простор для догадок. Умерла Досифея, проведя в своем заточении четверть века, в феврале 1810 года. Это были странные похороны! Съехалась вся московская знать; митрополит Платон приболел, и отпевал Досифею викарный епископ Августин. Примечательным было присутствие на похоронах фельдмаршала графа Ивана Васильевича Гудовича, главнокомандующего (генерал-губернатора) Москвы. Если Досифея была дочерью Алексея Разумовского, то она приходилась двоюродной сестрой жене Гудовича. И похоронили Досифею не в Ивановском, а в Новоспасском монастыре, где хоронили бояр из рода Романовых… "Историкам не удалось обнаружить даже косвенных документальных свидетельств, которые пролили бы свет на тайну монахини Досифеи — персонаж не менее загадочный, чем французская "Железная маска", — поясняет знаток московских тайн Александр Шамаро (см. "Наука и жизнь", №2, 1978 г.).

***

Здесь бы поставить запятую и продолжить, но ставим точку. Как говорится, нельзя объять необъятное. Закончим наш рассказ словами историка Евгения Анисимова, автора замечательно интересной биографической книги о Елизавете: "Елизаветинское царствование подготовило новую, екатерининскую эпоху. Так век Елизаветы не пропал для потомков, он стал звеном в длинной цепи истории России, который, будем надеяться, нет конца&quot.

Категория: Царь грядет... | Просмотров: 700 | Добавил: MARIO | Теги: Елизавета Петровна, ИМПЕРАТРИЦА | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск
Календарь
«  Декабрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Архив записей
Сайты
Copyright © 2017