Главная | Мой профиль | Выход Понедельник, 26.02.2018, 01:11
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Пророчества [45]
Пророчества пророков, святых о будущем России и мира. Пророчества сбывшиеся и грядущие...
История [81]
История в лицах, событиях, фактах...
Царь грядет... [62]
О монархии, монархах, их быте жизни и деятельности.
Наши дни [747]
События настоящего и недалекого прошлого. Жизнь, политика, финансы, интересы...
Чудеса и знамения [70]
Анекдоты [9]
Криминал, коррупция, мошейничество [199]
ОДЕССКИЕ НОВОСТИ [312]
Монархические организации. [3]
Наш опрос
Как вы относитесь к восстановлению монархии?
Всего ответов: 1462
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2009 » Ноябрь » 22 » Интервью. "УБИТЬ РУССКОГО В СЕБЕ" Фильм
19:35
Интервью. "УБИТЬ РУССКОГО В СЕБЕ" Фильм

МОСКВА (НАША ДЕРЖАВА - ГОВОРИТ МОСКВА) В гостях у Елены Савицкой, ведущей программы на радио "Говорит Москва" Вера КУЗЬМИНА, ведущая канала ТВЦ, автор документального фильма "Убить русского в себе", премьера которого состоялась в России в минувшую пятницу..

Е.С. – Фильм выйдет на экраны 19 ноября. По названию можно догадаться, о чем этот фильм. Расскажите о съемках, о том, как вам пришла идея снять этот фильм.

В.К. – Я довольно долго работала на Украине, почти 7 лет. Плотно там работала с октября 2002 года, застала акцию "Восстань, Украина!&quot. Потом началась оранжевая революция, история с отравлением Ющенко. Когда я приезжала, практически сразу, уже в аэропорту слышала разговоры о политике. Таксисты говорят о политике, на рынке говорят о политике. Как только слышат, что ты говоришь с московским акцентом, с тобой сразу начинают говорить о политике.

Е.С. – А что чаще говорят? Плохое или хорошее?

В.К. – Все по-разному. У нас колоссальный интерес к Украине, у них колоссальный интерес к нам. Куча родственников на Украине всех. При этом почему-то они считаются другим народом. Я начала думать, почему же они другой народ? Что, у них носы не такие, уши не оттуда растут? Почему другой народ? Я начала смотреть книги. Выяснилось, что это не только не другой народ, но просто нет никакого другого народа, есть единый великий русский народ.

Е.С. – Да, украинцев, особенно тех, которые живут в Крыму, даже не воспринимают, как украинцев, потому что Крым раньше принадлежал России, туда много россиян едут отдыхать.

В.К. – Мне было интересно, почему произошло так, что часть русских, часть россиян оказалась в другом государстве? Почему считается, что украинцы – это другой народ, не русские? Кто, как, при каких обстоятельствах решил назвать себя именно украинцем, а не русским? На самом деле гетман Богдан Хмельницкий во всех летописях писал, и во всех документах говорилось, что он русский гетман. Он мог без перевода понимать царя Алексея Михайловича. Я скажу больше, любой крестьянин любой малороссийской территории мог понимать любого крестьянина, который жил где-нибудь рядом с Москвой, абсолютно без перевода. Кому первому пришло в голову сказать: "Я не русский, я украинец"? Для чего он это сделал? Об этом фильм.

Е.С. – Раскройте карты, кто и для чего?

В.К. – На самом деле, Украина – это колоссальный, грандиозный проект. Я не люблю слово проект, но в данном случае оно очень точно отражает действительность. Это именно проект сил, которые настроены крайне антироссийски, недружественно. Этот проект имел цель отделить колоссальную территорию от России, для того, чтобы Россию ослабить, получить доступ к природным, политическим, каким угодно ресурсам части российской территории. Этого в свое время хотели поляки, Австро-Венгрия, фашистская Германия, большевики, этого хотят те самые ведомые украинцы, радикальные националисты. Почему у них стало получаться? Кто им помогал? Как? Об этом мы и попытались рассказать в 52 минутах фильма "Убить русского в себе".

Е.С. – Все-таки эта антироссийская кампания, которая сейчас есть на Украине, сейчас все больше набирает обороты?

В.К. – Я бы не говорила об антироссийской компании, которая набирает обороты. Она была и продолжается. Те, кто считал, что "Украина – это не Россия", а это известное произведение украинского президента Кучмы, так и считают. Страшно то, что буквально за 5 лет, за короткий промежуток времени, сокращается количество людей, которые требовали, чтобы русский язык был государственным, которые категорически были против вступления в НАТО, которые считали, что Украина должна ориентироваться на Россию, на партнерские отношения, на единое пространство с Россией. Это количество людей сокращается именно под влиянием этой массированной пропаганды. Она идет теми же методами, как советская пропаганда, когда всем вдалбливали про разлагающее влияние Запада, про 2 мира. Так же, как действовали коммунисты, так действуют сейчас и украинские власти.

Е.С. – Сейчас мы понимаем больше о советском времени, потому что обнародуются документы, мы можем это проанализировать. Может быть, так же будет и на Украине.

В.К. – В советское время, естественно, не было никаких документов о том, что собой представляет Владимир Ильич. Можно себе представить, что кто-то принесет гору документов о том, что Владимир Ильич в опломбированном вагоне ехал в Россию на деньги МИДа Германии, чтобы помочь победить в войне Россию? У всех бы волосы встали дыбом. Потом начали публиковаться документы о том, кто такой Ленин, что такое ГУЛАГ, как делалась революция. Но никогда не публиковали документов о том, что были концлагеря задолго до немецких именно для русских, о том, как в таких концлагерях проводился отбор. Одним пленным говорили: "Если вы называете себя украинцем, то вот вам вооружение, форма, езжайте обратно воевать за незалэжность&quot. Тех, кто по-прежнему называл себя русским, ставили к стенке. Как вы думаете, сколько было людей, которые в такой ситуации сказали, что они украинцы? Не было книг, которые бы описывали, как делали украинцев, как искусственным путем создавали нацию, язык, культуру. Сейчас они начинают появляться.

Е.С. – Это тоже пропаганда.

В.К. – Это книги, которые основаны на документах. Во Львове я читала львовские газеты 1905 года. Там слово "украинец" встречается только в фельетонах. Например, была заметка о том, как встречалась местная молодежь с каким-то ректором. Автор спрашивает, почему нельзя нормально писать, что это галицкая, русская молодежь, зачем придумывать слова. Они придумывались целевым указанием Австро-Венгрии. Она хорошо понимала, что такое, когда на границе с будущим противником в случае войны народ готов перейти на сторону потенциального врага.

Е.С. – На чем вы основывались в фильме?

В.К. – На исторических документах государственного архива Крыма, на документах, предоставленных украинскими историками, документах нашего архива Госфильмофонда в Красногорске, а также на книгах, которые сейчас появляются. Но они не очень популярны, потому что у них нет рекламы. Сейчас появляются такие книги, и о них надо говорить. На Украине говорят, что сейчас есть новая история, что надо преподавать, что Бандера сидел в концлагере. Если мы говорим о демократии, надо рассказать, как Бандера вышел из тюрьмы. Хотя бы в качестве дополнительного внеклассного чтения пусть узнают о мемуарах Отто Скорцени, который пишет, что на своем личном самолете этого несчастного, замученного в немецкой тюрьме Бандеру, который даже не похудел, вывезли в Краков, где Бандера занимался подготовкой диверсионных отрядов. Это пишет Скорцени. Думаю, не надо объяснять, кто это такой. Читаете в школе об ужасах, которые творили русские, советские войска в Катыни? Отлично. Тогда необходимо хотя бы в качестве дополнительного чтения порекомендовать книгу Ваврика о концлагерях Талергоф и Терезин, о том, что творилось там. Даже эти названия мало кто знает. Спроси кого-нибудь, где был Бухенвальд и Освенцим, это все знают. Но никто не знает, что такое Талергоф, что это такое. Это никто не знает. Если мы говорим об исторической справедливости, надо давать всю информацию. Если и после этого люди считают, что они украинцы, тогда это сознательный не только политический, но и моральный уровень.

Е.С. – Президент недавно говорил об истории, о том, как разные государства ее пытаются повернуть под себя. Всегда будет 2 правды у каждой страны.

В.К. – Это неправда. Представьте себе: советское время, вы истинная коммунистка, коммунисты ездили строить БАМ, "Днепрогэс", воевали. Все это так. Многие люди в коммунистической партии были порядочными людьми, верили в истинное дело. Но потом им сказали, что надо почитать Солженицына и Шаламова, после этого стало непорядочным быть коммунистом. Но только тогда, когда ты знаешь это. Поэтому я хочу показать вторую сторону создания этого народа.

Е.С. – Были какие-то протесты, вам мешали украинские власти работать над фильмом? Многим российским журналистам там пытаются мешать в их работе.

В.К. – Когда я работала над фильмом, я не писала на каждом углу, что именно я снимаю. Я была поражена беседой с господином Кульчицким. Это человек, который возглавляет орган, получивший название политической полиции, это институт национальной памяти. Это тот, кто писал все современные учебники Украины, он курирует их, он один из авторов теории, что голодомор – это геноцид исключительно украинцев. Я с ним беседовала не на скрытую, а на обычную камеру. После часа беседы мы затронули тот вопрос, что он частично русский, частично поляк, частично армянин, его родной язык русский. При этом он писал диссертацию по индустриализации Донбасса. То есть все документы по голодомору он должен был видеть. Я спросила, когда он решил, что он не советский, а антисоветский историк, не русский, а украинский. Он искренне говорит, что видел анкету Брежнева, там написано, что он украинец, потому что должности в украинской республике давали именно украинцам, так он стал украинским историком. Я не знаю, откуда такая откровенность. Может быть, он не понимал, с кем и что он говорит, может быть, цинизм дошел до такого предела.

Е.С. – Вы сделали для себя при съемках еще какие-то открытия?

В.К. – Я не подозревала, насколько быстро можно создать другой народ, что можно просто насадить сверху волевым порядком другой язык и культуру. Когда читаешь одного из основоположников украинства Грушевского, он пишет, что язык, который они придумали, получился не очень звучным, смешным. Но все равно нужен другой, не такой, как у русских, как в Москве. А потом кто-то придумает язык лучше. Это непонятно, и все в это верят. Мне непонятно, почему у западных лидеров есть такая харизма, почему им позволяют это делать, в том числе, в Москве. Сколько раз Москву предупреждали, к чему все это приведет? Почему-то Москва не хочет сказать, в конце концов, свое веское слово.

Е.С. – Но наши политики сейчас как-то пытаются наладить отношения с Украиной.

В.К. – Да, появилось желание что-то сделать. Но, на мой взгляд, пытаться наладить отношения с Украиной, не держа в голове то, что Украина – это придуманный проект, это то же самое, что и борьба с коммунизмом в рамках КПСС. Вы прекрасно помните, чем это закончилось. Нельзя выстроить отношения с мифом.

Е.С. – У вас поменялось отношение к этой стране? Вы снимали около года фильм.

В.К. – Я там работала довольно долго, у меня там живут родственники. Отношение к Украине не может поменяться, потому что я люблю место, где я родилась.

Е.С. – Речь идет об Украине?

В.К. – Нет, я родилась в Москве. Точно также я люблю место, где живут мои родственники, где я часто бываю. Я не могу относиться к Украине как к другой стране, какие бы политики сейчас там не правили. Слава богу, на Украине нормальных людей тоже больше. Там не все делают четкий раздел, что москали налево, хохлы направо. Несколько лет назад нам было дико представить, что они на нас будут смотреть через прицел, но еще несколько лет, и это может быть.

Е.С. – В какой части Украины вы снимали?

В.К. – В Киеве, во Львове, в Крыму, Харькове.

Е.С. – Существуют стереотипы, что западная Украина антироссийская. Это так?

В.К. – Там власть принадлежит крайне антироссийским силам. Они настолько всех под себя подмяли, что нормальные люди боятся даже пикнуть. У нас есть один местный радикальный националист, господин Павлюк, депутат львовского парламента, который говорил, что надо отменить праздник 9 мая, потому что это "поганый праздник". Он спрашивал, бросались ли на нас на улицах, потому что мы из Москвы. Мы ответили, что, во-первых, на нас не написано, что мы из Москвы. Во-вторых, нормальные люди в любом случае относятся с симпатией к России, к россиянам, к Москве. Но они боятся это показывать. Люди, которые нам помогали в организации съемок, говорили открытым текстом, что они с нами не пойдут на съемки, потому что мы уедем, а они останутся.

Е.С. – Они боятся жесткой реакции?

В.К. – Да, потому что потом они останутся без работы, без карьеры, у детей начнутся проблемы в школе. Естественно, это никому не нужно. При всей симпатии они официально должны считать, что Овидий писал по-украински, но думать они могут все, что угодно. Если это становится официальной политикой, то следующее поколение начнет считать, что это факт, что это правда.

Е.С. – Когда началась грузино-российская война, я была на Украине. Тогда очень многие поддерживали Россию, несмотря на то, что украинские каналы отбирали новости так, что выдавалось все с той позиции, что Россия напала на Грузию. Тем не менее, многие были на стороне России, они не верили, что Россия напала на маленькую Грузию.

В.К. – Вы подтверждаете то, что я говорю.

Е.С. – В школах притесняют русский язык?

В.К. – Во Львове это есть. У моей знакомой, которая помогала нам, дочка учится в пятом классе. Она в ужасе от того, что ей приходится Пушкина переводить с украинского на русский по памяти, а потом дочка в школе рассказывает это по-украински. Ей дома говорят, что на самом деле все звучит иначе.

Е.С. – Украина – независимое государство, которое отделилась от России. У нее должен быть свой язык.

В.К. – Язык не может быть создан насильно. Язык – это определение кода. Когда государство создавалось, все говорили на одном языке, в том числе, и в Литовском княжестве говорили на русском языке, все летописи на русском языке. Если у отделившегося государства должен быть свой язык, почему тогда не может быть своего языка у Сибири, Дальнего Востока, Поморских народов? Почитайте неадаптированные сказки Афанасьева. Там много слов, которые требуют перевода для человека, который окончил школу в центре России. Но если мы говорим, что у нас единая нация, естественно, должен быть единый язык. Начинаются фокусы: "Не слишком ли много России в Сибири, не слишком ли жирно одной России целую Сибирь и Дальний Восток"? Предложения об отделении в свое время были. Правда, их очень быстро прикрыли. Но сейчас в интернете есть такая шутка, как Википедия на сибирском языке или перевод книг на сибирский язык. Вроде, это шутка, смешно звучит. Но с этого же начинался украинский язык, когда люди от нечего делать в народной форме что-то писали, была такая мода. К чему она привела? Как только человек говорит, что у него другой язык, подсознательно это значит, что ты чужой. Поэтому начинали именно с языка. Почему надо было менять известное слово "должны", которое на Украине всегда было, как и слово "повинны" на "мусимо", которое имеет немецкое происхождение? Почему надо было слово "поезд" менять на слово "потяг"? Откуда это? Я спросила у одного украинского товарища, почему "вертолет" то "гвинтокрыл", то "геликоптер".

Е.С. – Об этом в быту как-то не задумываешься.

В.К. – Непонятно, как определить эту простую вещь. Он объяснил, что в украинской мове нет слова "вертеться", поэтому не может быть слова "вертолет". Вопрос: разве в мове есть слово "геликоптация"? Доходит до странных вещей. Например, в Киеве мне надо было дословно перевести цитату одного из политиков. Промелькнуло слово "збуреть". Смысл я понимаю, подхожу к местным, чтобы узнать, как это точно переводится. Никто не знает, говорят, что он просто придумывает, говорят, что можно перевести как "разозлить". Откуда это, что это? Непонятно, почему русский и украинский считаются разными языками. В свое время такое же количество разных языков было по всей Европе. В знаменитой книжке Д'Артаньян и Де Тревиль могут перекинуться парой слов на гасконском языке, когда им надо, чтобы их не поняли Атос и Партос. А сейчас у них французский язык. В Германии на каждой кочке свой язык, до сих пор те, кто учил немецкий в том варианте, на котором говорят дикторы радио и телевидения, не очень понимают, когда приезжают в Саксонию, где есть хорошая чистая речь в баварском диалекте.

Е.С. – Когда вы снимали фильм, вы общались с политиками, историками, политологами, они общались с вами на русском языке?

В.К. – Все нормальные политики, естественно, общались по-русски, потому что, конечно, все прекрасно понимают русский.

Е.С. – И говорят.

В.К. – Естественно. Когда в Москву на переговоры по газу приезжают украинские газовые деятели и требуют переводчика, это значит, что переговоры надо затянуть.

Е.С. – Очень смешно получается.

В.К. – Со мной была продюсер, редактор по видеоархиву, кандидат наук, очень образованная девушка, которая не знает версию языка в западном варианте. Она говорит, что у нее есть ощущение, что над ней просто издеваются. Она не понимает, что они быстро тарахтят во Львове. Когда они видят, что их поняли, переходят на русский. Конечно, самые упертые граждане, типа того же Павлюка, говорят исключительно на мове. Хотя тот же патриарх местных националистов, сын гауптштурмфюрера Шухевича, прекрасно говорит на русском и даже очень убедительно.

Е.С. – Что вы хотите показать этим фильмом? Он выйдет 19 ноября на телеканале ТВЦ. По-моему, ТВЦ транслирует и на Украину.

В.К. – Его, как и другие российские каналы, не транслируют официально в кабельном пакете.

Е.С. – Их запрещали.

В.К. – Но тарелки есть не у всех. Я хочу сказать о том, что нет двух разных народов, что те, кто считает, что они не русские ни при каких обстоятельствах, должны знать о том, как все создавалось, должны хотя бы начать читать книги о другой истории, и после этого делать какие-то заключения. Я хочу сказать, что мы имеем дело с мифом, если хотите, с матрицей, которая вбивается в сознание. Если мы хотим грамотно на долгое время планировать политические, экономические, экономические отношения, надо понимать, с чем мы имеем дело.

Е.С. – Вы не боитесь, что после этого фильма вам на Украину будет проход закрыт?

В.К. – Выйдет фильм, тогда посмотрим.

Е.С. – Вы об этом не думали?

В.К. – Я могу отвечать за себя. Когда выйдет фильм, я поеду на Украину, и скажу, пустили ли меня туда.

Е.С. – Обещайте, что нам об этом расскажите первыми.

В.К. – Хорошо.

КОММЕНТАРИЙ "НД"

СМОТРЕТЬ ЭТОТ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ ФИЛЬМ ЗДЕСЬ

Категория: Наши дни | Просмотров: 524 | Добавил: MARIO | Теги: Интервью УБИТЬ РУССКОГО В СЕБЕ Филь | Рейтинг: 5.0/1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск
Календарь

Архив записей
Сайты
Copyright © 2018