Чудеса святителя Спиридона Тримифунтского. - 4 Мая 2011 - За Веру, Царя и Отечество! Одесса - монархическая.
Главная | Мой профиль | Выход Четверг, 23.02.2017, 04:31
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Пророчества [45]
Пророчества пророков, святых о будущем России и мира. Пророчества сбывшиеся и грядущие...
История [81]
История в лицах, событиях, фактах...
Царь грядет... [62]
О монархии, монархах, их быте жизни и деятельности.
Наши дни [747]
События настоящего и недалекого прошлого. Жизнь, политика, финансы, интересы...
Чудеса и знамения [70]
Анекдоты [9]
Криминал, коррупция, мошейничество [199]
ОДЕССКИЕ НОВОСТИ [312]
Монархические организации. [3]
Наш опрос
Как вы относитесь к восстановлению монархии?
Всего ответов: 1439
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Май » 4 » Чудеса святителя Спиридона Тримифунтского.
17:03
Чудеса святителя Спиридона Тримифунтского.
.Лик святого проявился на оконном стекле 

 

Русские колокола на монастырской звоннице.

 В греческом православном монастыре св. Спиридона Тримифунтского, расположенном в христианском квартале Иерусалима (в старом городе, неподалеку от Дамасских ворот), икона с поясным изображением святого размером 70 х 50 см., написанная в конце XIX в. и отреставрированная около 50 лет назад, 2 июня 1994 г. чудесным образом отобразилась на стекле окна.

Икона св. Спиридона, отобразившаяся на стекле.


Иеромонах Софроний, бывший в ту пору настоятелем этого монастыря, очень тяжело заболел. И уже хотел было призвать своих духовных чад, чтобы попрощаться с ними. Как вдруг ему является Святитель Спиридон и говорит, что сейчас он еще не умрет, несколько лет поживет. И с этими словами выходит - не в дверь, а в окно. Болезнь отступила, и иеромонах Софроний еще около десяти лет служил в монастыре, пока пришел его час - теперь он уже отошел ко Господу. Через некоторое время после чудесного посещения иеромонах Софроний заметил, что окно стало мутным. Пригляделся, а на оконном стекле отпечатался Святитель Спиридон! Видно шапочку, облачение - все абсолютно такое, как на иконе. Так и остался этот отпечаток на стекле. Теперь он хранится в специальном киоте как великая святыня. Фоном чудотворному образу служит темно-бордовый бархат. Наилучшим образом лик виден, если смотреть на стекло под углом около 30 градусов.

Лик св. Спиридона, чудесным образом проявившийся на стекле

 

Лик св. Спиридона, чудесным образом проявившийся на стекле

 

Лик св. Спиридона, чудесным образом проявившийся на стекле

 

Лик св. Спиридона, чудесным образом проявившийся на стекле

 

Лик св. Спиридона, чудесным образом проявившийся на стекле


 

Иерусалим. Старый город. Улица, на которой

расположен монастырь св. Спиридона Тримифунтского

 

Вход в монастырь св. Спиридона Тримифунтского (Иерусалим, старый город)

St. Spyridon Monastery (Jerusalem, Old City)

 

Увеличить

Внутренний двор монастыря св. Спиридона Тримифунтского (Иерусалим)

St. Spyridon Monastery (Jerusalem, Old City)

 

Внутренний двор монастыря св. Спиридона Тримифунтского (Иерусалим)

St. Spyridon Monastery (Jerusalem, Old City)

 

Вход в монастырский храм

 

Вход в монастырский храм

 

В храме

 

Храмовые иконы иконостаса - св. Спиридона и Божией Матери
в монастыре св. Спиридона в Иерусалиме

 

Икона св. Спиридона. Внизу прикреплен красный бархатный башмачок, снятый с мощей святого 

(раз в год  нетленные мощи св. Спиридона, находящиеся на острове Корфу, переобувают, т.к. башмачки чудесным образом изнашиваются)

Увеличить

 

Одна из святынь монастыря - камень, на котором сидел Спаситель во время

проповеди в Иерусалимском храме.


Все возможно для Бога и святых Его! 

Мне хочется рассказать об одном чудесном случае, свидетелем, а можно даже сказать, участником которого я сама была. В 2000 году от паломнической службы «Радонеж» я поехала по святым местам Греции. На Керкире в храме святителя Спиридона мы попросили благословения у священника набрать маслица из лампады у раки с мощами Святого. В группе считали, что оно лучше, чем покупное. Мы набирали маслице шприцем и разливали в заранее припасенные флакончики. Группа была большая, все теснились, стараясь побыстрее набрать, кто-то по неосторожности задел лампаду, и остатки маслица пролились. Все очень расстроились из-за нашей неловкости, но особенно сокрушалась одна женщина – она была последней в очереди и ей не досталось ни капли. Я решила, что отолью ей немного из своего. Она держала в руках пустой пузырек, и он вдруг начал сам по себе наполняться! Это произошло на глазах у всей нашей группы, так что свидетелей этого чуда было очень много. Мы все были буквально потрясены. В автобусе мы вспоминали о случае, когда у святителя Спиридона сама наполнилась лампада. Все возможно для Бога и святых Его.

Благодарю Господа и святителя Спиридона, что сподобили меня стать свидетелем этого чуда!


По моливам святителя Спиридона у нас все получилось. 

Я, многогрешная и недостойная р. Божия Елена, в 2002 году долгое время пыталась обменять однокомнатную квартиру на двухкомнатную. Было много проблем, т.к. предлагали удаленные от метро или дорогие. Однажды мне позвонила сестра (она служит в храме) и спросила о том, как мои дела. Я ответила, что ничего не получается. Тогда она мне посоветовала заказать водосвятный молебен святителю Спиридону Тримифунтскому, что я и сделала. Буквально через неделю нам предложили прекрасный вариант и по разумным деньгам. Переезд был назначен на 25 декабря – день памяти Святого. По моливам святителя Спиридона у нас все получилось. Я часто об этом вспоминаю и очень ему благодарна. Слава Богу за все!

Бомба не взорвалась 
28 октября 1940 года Италия объявила войну Греции, и уже 1 ноября начались бомбардировки Керкиры, которые продолжались несколько месяцев. Итальянские самолёты летали на предельно малой высоте     (на острове не было средств противовоздушной обороны) и не прекратили свои атаки даже на Рождество. Местные жители стали замечать, что происходят странные вещи: бомбы сброшенные на храм святителя Спиридона, вопреки всем законам физики падают не прямо вниз, а под углом, как будто чья-то невидимая рука отводит их, и, не причинив зданию никакого вреда, попадают в море или взрываются в воздухе. Они начали укрываться в храме во время бомбёжек, не сомневаясь, что Господь по молитвам святителя Спиридона защитит и спасет их. Многие здания вокруг храма были сильно повреждены или разрушены, а сам храм сохранился до конца войны без повреждений. Когда однажды бомба упала на женскую половину храма, где как обычно, в этот день было много женщин и детей, взрыва не последовало.

Парализованная исцелилась 
У Екатерины Ифанди после инсульта в течение восьми лет была парализована нога и нарушена речь. Врачи сказали, что вылечить её невозможно. Разочаровавшись во врачах, женщина обратилась к Богу, истинному Целителю душ и телес, и попросила мужа отвезти её к мощам святителя Спиридона. Супруг и сын, несмотря на расстояние и трудности передвижения, привезли её на Керкиру и принесли в храм. Здесь на службе Екатерина молилась и наблюдала за началом крестного хода; увидев мощи Святителя, от волнения она заплакала и попыталась словами обратиться к Святому за помощью, но речь её была бессвязна. Идти с крестным ходом, она конечно, не могла и знаками попросила мужа положить её на ступени, по которым должны были пронести святые мощи обратно в храм. Муж выполнил просьбу, но охранники потребовали убрать лежащую женщину, так как она могла помешать движению крестного хода. Однако увидев слёзы Екатерины, пожалели несчастную и разрешили ей остаться. Возвращаясь в храм, служители пронесли над ней мощи святителя Спиридона, после чего муж поднял её со ступеней, чтобы она не мешала верующим войти в храм. Через четверть часа, когда служба закончилась и народ стал расходиться больная почувствовала, что язык ей повинуется: она попробовала заговорить, и у неё это получилось. Затем она попробовала встать, опираясь на парализованную ногу, и нога слушалась. Это видели многие присутствовавшие в храме люди. Историю своего исцеления и чудесной помощи святителя Спиридона рассказала сама эта женщина – Екатерина Ифанди.

Спасение ребенка 
Вот еще одно событие из разряда самых невероятных... Идёт поезд по мосту. Внизу очень далеко водный канал. Маленький ребёнок сильно высунулся из окна и не удержался, свалился в воду<...> Конечно, мать упавшего младенца начала слезно молиться Святителю. Поиски мальчика продолжались целую неделю, никак не могли найти его ни живого, ни мёртвого. И вдруг обнаружили на мощах в объятиях самого Спиридона Тримифунтскго – живого и невредимиго. (см. :журнал «Славянка». Июль – Август 2007 стр. 109).

Избавление от погибели 
В начале Второй мировой войны, 12 октября 1939 года, в Атлантическом океане на расстоянии 175 миль от берегов Ирландии греческий пароход «Арис» был потоплен немецкой подводной лодкой. Уцелевшему экипажу удалось покинуть корабль и разместиться на двух шлюпках. Моряки связали их между собой, чтобы держаться вместе, и стали ждать помощи. С собой у них были только сигнальные ракеты. Больше суток провели люди без воды и еды на хрупких судёнышках в холодном осенем океане, и надежды на спасение оставалось все меньше. Среди матросов был один уроженец острова Керкира, Георгий Коккинос. Он знал о случаях чудесной помощи святителя Спиридона и обратился к нему с молитвой. 13 октября в половине пятого вечера на горизонте в направлении северо-востока моряки увидели светящийся образ епископа Спироидона, они ободрились, увидев в этом добрый знак помощи Святого. В полночь матросы заметили огни на северо-востоке и решили, что это рыбацкие суда, моряки начали подавать им сигналы и, изменив направление, поплыли в их сторону. Однако огни вскоре исчезли. Некоторые матросы начали ругаться, но Георгий приказал им замолчать и довериться воле Господа. На рассвете их хрупкие судёнышки заметил пароход из Дании и подобрал на борт; это случилось только благодаря тому, что они ночью плыли в нужном направлении. Моряки благодарили Господа и святителя Спиридона за чудесное избавление.
Вернувшись в Грецию, тринадцать спасенных моряков послали в храм святителя Спиридона на Керкире две серебряные лодочки, связанные серебряной нитью в память о своём чудесном спасении и помощи Святителя.

Рассказ Н.В. Гоголя о паломничестве к мощам

св. Спиридона Тримифунтского

 

Знаменитый оптинский старец иеромонах Амвросий, обладавший при жизни даром прозорливости и после преставления канонизированный Русской Православной Церковью, в одном из своих писем к духовным чадам упоминает о труднообъяснимом для атеистов чуде, свидетелем которого стал великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь. Последний, как и многие другие русские литераторы и философы (Достоевский, братья Киреевские, Константин Леонтьев, Сергей Нилус, Лев Толстой и т.д.), часто посещал Оптину пустынь - обитель, являющуюся одним из главных духовных центров России, где писатель имел своего духовного отца.

Будучи в очередной раз в Оптиной, Николай Васильевич рассказал своему духовнику и всей монашествующей братии о чудесном явлении, которое произошло на его глазах во время заграничного путешествия.

Случилось оно при паломничестве его к святым мощам угодника Божия святого Спиридона Тримифунтского - того самого святого, который был дружен со знаменитым святителем Николаем, Чудотворцем Мирликийским, всегда особенно горячо почитавшимся на Руси под именем Николай Угодник, и вместе с ним (равно как и с другими ревнителями Православия) отстоял в свое время чистоту учения в борьбе с сотрясшей тогда Церковь ересью священника Ария на Первом Вселенском Соборе в 325 г. по Рождеству Христову. В отличие от мощей Николая Угодника, покоящихся ныне в итальянском городе Бари и источающих благоуханное миро, мощи святого Спиридона Тримифунтского обладают совершенно уникальными свойствами: мало того, что они остаются нетленными на протяжении целых столетий, они еще к тому же продолжают сохранять и мягкость, свойственную обычному живому человеческому телу.

В тот день, когда Гоголь приехал на поклонение святому, верующие, как это заведено каждый год 12 (25 по новому стилю) декабря, с большой торжественностью обносили святые мощи вокруг города. При этом все присутствующие обычно благоговейно и трепетно прикладываются к ним. Однако на этот раз среди них находился некий английский путешественник, естественно, взращенный на скепсисе и рационализме протестантской культуры. Он позволил себе заметить, что, по всей видимости, в спине угодника сделаны надрезы и тело тщательно набальзамировано. Чуть позже он подошел к мощам поближе. Каково же было его граничащее с ужасом изумление, когда мощи святого на глазах у всех... медленно приподнялись из раки и обратились своею спиной именно к этому «идейному» наследнику апостола Фомы, прозванного «неверующим»: на, мол, дружок, поищи-ка «свои» надрезы! Какова дальнейшая судьба этого достопочтенного британца, к сожалению, неизвестно. Гоголя же это чудо потрясло до самых глубин души.

Чудо Божие 
В ноябре 1861 года в греческой семье уроженцев Керкиры восьмилетний мальчик заболел тифозной лихорадкой. Несмотря на все усилия врачей, его состояние ухудшалось. Мать ребёнка все дни молила святителя Спиридона о помощи. На семнадцатый день мальчику стало совсем плохо. Несчастная мать велела срочно отправить телеграмму родственникам на Керкиру, чтобы те пошли в храм святителя Спиридона и попросили открыть раку с мощами Святого. Родственники выполнили её поручение, и в тот самый час ( как потом выяснили родные ребёнка), когда священнослужители открыли раку, тело мальчика сотрясли судороги, которые врачи приняли за предсмертную агонию. Но к удивлению присутствующих, ребёнок открыл глаза, пульс его постепенно восстановился, и с этого момента его здоровье пошло на поправку. Все присутствующие врачи признали, что это было чудо Божие.

Неверующий рыбак 
Отец Иустин, настоятель храма святого Спиридона в городе Керкире (о. Корфу, Греция), рассказывает, что однажды нашелся один неверующий рыбак по имени Спиро (Спиридон): "Когда он вышел в море, начался шторм. Его корабль затонул, и сам он ушел под воду. Вдруг святой Спиридон вытащил его на сушу. Рыбак, чтобы проверить, что именно Святой спас его, бросился бегом в храм, а там монахи безуспешно пытались открыть ковчег с мощами. И ковчег открылся лишь тогда, когда пришел рыбак. На тапочках святого Спиридона были мокрые водоросли и ракушки. Рыбак тут же потратил всё своё состояние на золотую лампаду, которая до сих пор остается у нас единственной из чистого золота".
И чудеса происходят не только на Корфу. В Греции, на острове Эгина, родине святого Нектария Эгинского, в монастыре святой Екатерины находится чудотворная икона святителя Спиридона Тримифунтского - на иконе изображен не сам Святой, а его мощи. Это изображение известно тем, что глаза Святителя чудесным образом открываются на иконе после завершения около неё молебна.
В Греции восемьдесят церквей носят имя святого Спиридона, отмечая тем самым повсеместное почитание его памяти, искреннюю любовь и благодарность верующих.

Исцеление немого 
В декабре 1948 года, накануне праздника, на Керкиру приехала из Эпира (область на севере Греции) женщина с одинадцатилетним сыном Георгием. Ребёнок был немым от рождения. Ранее они побывали во многих церквах, где молили Господа об исцелении. За несколько дней до праздника святителя Спиридона Тримифунтского матери мальчика приснился сон, что Святой излечил её сына, и тогда она решила отвезти его на Керкиру. Три дня мать с сыном молились в храме святителя Спиридона, и, когда под конец празднования над ребенком пронесли мощи Святого, - Георгий в ту же минуту заговорил.

Чудеса после смерти 
Узнав о праведной и святой жизни епископа Спиридона, один из византийских императоров приказал выкопать его тело и поместить в усыпальнице храма Святой Софии в Константинополе.

Когда останки Спиридона извлекли из могилы, удивлению присутствующих не было предела. Несмотря на то что тело пролежало в земле много десятков лет, оно совершенно не изменилось - словно святой старец был похоронен вчера. У него были целы зубы и волосы, отлично сохранилась кожа, можно было без труда распознать черты лица.

Когда мощи были помещены в Константинополе в специальную раку, обнаружилось, что святой продолжает совершать чудеса. Множество паломников, помолившись перед ракой и прикоснувшись к мощам, получили исцеление.

Мощи святого Спиридона находились в Константинополе вплоть до его захвата турками. После этого нетленное тело было переправлено на греческий остров Корфу (местное название Керкира). Узнав о величайшем сокровище, которое им досталось, керкирийцы построили для мощей храм и по сей день считают святого Спиридона покровителем своего острова.

Остров Корфу - один из немногих греческих островов, который не был под властью турок. Его жители считают себя истинными эллинами, чья кровь не смешивалась с иноземной. Конечно, турки испытывали постоянное желание завоевать этот живописный остров. В первый раз, когда к нему подошел их флот, турецкие моряки увидели огромную ужасающую тень старца и побоялись высаживаться на берег. Тогда они решили взорвать храм с мощами, надеясь, что после этого керкирийцы лишатся своего покровителя. Но святой Спиридон явился жителям и предупредил о заложенной взрывчатке. Ее вовремя нашли и обезвредили.

Немая вновь обрела голос 
30 марта 1951 года у жительницы деревни Касти в Эпире, Евтимии Хиса, умерла мать. От горя женщина не могла говорить – она потеряла голос. Брат отвез её на Керкиру показать врачу, однако немая женщина знаками показала ему, что она хочет, чтобы её отвели в храм святителя Спиридона, что и было сделано. Священник церкви отец Константин отслужил молебен и попросил помощи Святого, затем он прочитал молитву, перекрестил больную крестом и дал приложиться к нему. В тот же миг немая вновь обрела голос. (Запись в архиве храма даже указывает точное время, когда это произошло: был вторник, 8: 30 вечера.) На следующий день, приложившись к мощам Святителя, исцеленная женщина вернулась домой.

Ревностный защитник Православия 
В 1719 году, через 3 года после турецкого нашествия на Керкиру правитель острова Корфу, адмирал Венецианского флота Андреа Пизани, его советник теолог Франциск Фраггипани, а также некоторые итальянские католики, живущие на острове, в благодарность за избавление решили устроить в православном храме святителя Спиридона католический алтарь. Адмирал объявил об этом решении священнослужителям храма и попросил их согласия. Естественно, что духовенство ответило отказом, но это не остановило правителя. Тогда православные священники и местные православные обратились за помощью к святителю Спиридону, умоляя защитить храм от посягательств католиков.
Ночью во сне святитель Спиридон явился венецианскому правителю и сказал: «Зачем ты беспокоишь меня? Алтарь твоей веры не подобает иметь в моём храме». Святитель потребовал отказаться от этого намерения, предупреждая, что в противном случае все виновные будут наказаны. Испуганный правитель обратился к своему советнику, который сказал, что это всего лишь злая выходка Диавола. Успокоившись, Пизани заказал нужные материалы для устроения алтаря. Тогда всё православное население острова ещё усерднее стало молиться своему заступнику, чтобы он не допустил осквернение святого места. В эту же ночь святитель Спиридон в монашеском облачении вновь явился во сне адмиралу Пизани с предупреждением: «Я просил тебя не беспокоить меня. Если ты посмеешь приступить к выполнению своего замысла, ты будешь очень сожалеть, но тогда уже будет слишком поздно». Утром адмирал рассказал об увиденном своему советнику, на что тот, обвинив Пизани в трусости, только посмеялся и сказал, что не может такой образованный человек обращать внимания на сновидения.
11 ноября 1719 года адмирал Пизани со своими сторонниками отправился в храм святителя Спиридона, якобы поклониться мощам Святого и возжечь лампаду. Однако на самом деле они пришли в храм с тем, чтобы провести измерения на том месте, где они собирались устроить католический алтарь. Православные священники ещё раз попытались воспрепятствовать этому, но на сей раз безуспешно: католики не уступали, готовясь на следующий день приступить к исполнению задуманного. Но планам этим не суждено было осуществиться. В ночь на 12 ноября на море поднялся ужасный шторм, началась гроза, гром и молния сотрясали город. В полночь стражник, находившийся у входа в крепость Форт Кастелли, увидел старца в монашеском облачении с зажжённым факелом в руках. На вопросы: «Кто ты? Куда идёшь?» старец ответил: «Это я, Спиридон». В тот же миг три языка пламени вырвались из колокольни церкви, одновременно раздался оглушительный взрыв, и склад с порохом вместе с близлежащими домами взлетел на воздух. Девятьсот католиков (солдат и штатских) были мгновенно убиты взрывом, погибли все зачинщики этого не богоугодного дела: мёртвыми нашли адмирала Пизани – его шея была зажата между двумя брёвнами, а его советника – за стенками крепости в канализационной канаве. Но от этого страшного взрыва не пострадал ни один православный, так как католики запрещали им находиться внутри крепости после наступления темноты. Не пострадал и часовой, который видел святителя Спиридона с зажжённым факелом: во время взрыва какая-то неведомая сила подхватила его и отнесла в сторону от крепости – он не получил ни единой царапины.
В храме святителя Спиридона упал на пол подаренный адмиралом серебряный светильник, в результате чего у него было повреждено основание. Этот светильник вновь повешен на прежнее место – до наших дней он является немым свидетелем случившейся трагедии. В тот же час в Венеции ещё одна молния ударила в замок, принадлежащий адмиралу, пробила стену и сожгла его портрет. Из всего замка пострадал только портрет.
Так ревностный защитник Православия святитель Спиридон великим и страшным чудом защитил свой народ, свой город, свой храм от поругания.

Никогда не унывайте и радуйтесь, Господь рядом! 
Случилось это в 2008 году. Ольга из Сыктывкара  жила с мужем и тремя детишками в тесной двухкомнатной квартире. Когда же появился на свет четвёртый малыш, стало ясно, что вшестером им тут не ужиться и надо искать жильё попросторнее. Дело было срочное, время шло, а квартиры подходящей не находилось. И тогда Ольга стала заказывать в ближайшей церкви молебны святому Спиридону, помня, что он помогает как раз с жильём. Один раз заказала – никак дело не продвинулось, другой – тот же результат. И тут вдруг знакомый, очень хороший человек, ни с того ни с сего подарил Ольге небольшую иконку св.Спиридона Тримифунтского, для детей: «Я слышал, святой Спиридон помогает детям». Как будто святой хотел передать через этого друга тайную весть: мол, не унывайте, дело движется, хоть вы этого пока не видите. И вскоре вдруг нашлась квартира – четыре комнаты, просторная кухня и такая же прихожая! И недорогая – потому что на первом этаже, но это тоже оказалось хорошо: четверо топотунов могли теперь топать сколько душе угодно, не беспокоя соседей. А из окон квартиры видна церковь, в которой и заказывала Ольга молебны святителю Спиридону. И что ещё удивительно – эта квартира лет двадцать назад была «детской комнатой» – сюда собирались ребята из окрестных дворов и вместе коротали дождливые летние деньки за шашками и настольным теннисом... Вот такую «детскую» квартиру «приглядел» добрый угодник Божий, который «помогает детям», для семьи Ольги. Под самый Новый год и переехали. Надо ли говорить, сколько было радости. А святой Спиридон глядит с иконы и словно говорит: «Никогда не унывайте и радуйтесь, Господь рядом!»

Чудеса своими глазами
 
Несмотря на то, что все чудеса святого Спиридона официально признаны церковью и имеют документальное подтверждение в хрониках острова Кипр, современному человеку очень сложно в них поверить.


Рака с мощами святого находится в храме на самом виду, она вся обвешана золотыми и серебряными украшениями - дарами тех, кому помог святой. Это вместилище реликвии заперто на замок: хранитель открывает его только для православных туристов, а католикам разрешается поцеловать лишь саму раку.

Сквозь стекло можно очень хорошо рассмотреть лицо святого. Его черты вполне узнаваемы, прекрасно сохранились волосы и белоснежные зубы. Кожа немного сморщена и потемнела, но сохранила свою форму. Кстати, хранители раки говорят, что потемнел святой Спиридон относительно недавно. Это случилось в XVII веке, когда была проведена реформа православной обрядности и богослужебных книг, известная у нас как реформа патриарха Никона. Видимо, святому она пришлась не по душе.

Тело святого Спиридона имеет постоянную температуру: 36,6 градусов. У него растут волосы и ногти. И что самое удивительное - одежду, которая на нем надета, меняют раз в полгода, потому что она снашивается, будто он не лежит в раке, а ходит. Хранитель раки рассказал, что бывали случаи, когда ключ просто не может открыть замок на раке. И тогда священники знают - святого в раке просто нет, он ходит по острову.

 

 

 



Феномен нетленных мощей святого Спиридона пытались исследовать ученые со всего мира, и церковь им не препятствовала. Однако биофизики и биохимики, изучив мощи святого, лишь развели руками. Нет иного объяснения, кроме чуда, тому, что может видеть любой православный посетитель храма на Корфу.

 

Фото самих мощей св. Спиридона можно увидеть  здесь


"Молились бы вы святителю Спиридону Тримифунтскому"(случаи из жизни и советы архимандрита Иоанна Крестьянкина)
 

Сейчас уже самой не верится: неужто было такое время, когда можно было подолгу сидеть "при ногу" старца, внимая богомудрым словам архимандрита Иоанна (Крестьянкина)? Правда, случалось это нечасто – старца всячески "оберегали" от посетителей. И картина обычно была такая – батюшка выходит из храма, а множество паломников, приехавших в монастырь на совет к старцу, бросаются к нему.


- Батюшка, – кричит через толпу какая-то женщина, – сын пропал месяц назад. Может, жив или убили его?

Старец оборачивается к плачущей женщине, но поговорить им не дают. Какие-то люди (охранники, что ли?) отпихивают женщину от старца, а его самого быстро-быстро ведут через толпу, профессионально подхватив под руки. Только женщина не унимается, бежит за старцем и кричит, захлёбываясь от слёз:

- Батюшка, родненький! Сын единственный! Матерь Божья, спаси, помоги!

И тут батюшка как-то выворачивается из рук охранников и благословляет женщину, утешая её:

- Жив ваш сын и скоро вернётся.

Вот так и общались со старцем – на ходу, на бегу, чаще письменно, передавая свои вопросы через келейницу Татьяну Сергеевну и через неё же получая ответ. А сын той женщины уже наутро приехал домой.

Но всё же бывали и на нашей улице праздники, когда батюшка Иоанн (Крестьянкин) подолгу и подробно беседовал с людьми. Вот почему ярко помнится осень 1988 года в Псково-Печерском монастыре. Тепло, небо синее, а клёны светятся таким золотым сиянием, будто это не кроны, а нимбы над храмами. Монастырское начальство вызвали в Москву, и архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорит, выйдя из храма:

- Ну вот, начальство от нас уехало. Остались только мы, чёрные головешки.

Батюшку, как всегда, окружает народ, и короткая дорога до кельи превращается в двухчасовую беседу. Кто-то ему приносит стул, мы рассаживается у его ног на траве. И вопросы идут за вопросами:

- Батюшка, что такое перестройка?

- Перестройка? Перепалка-перестрелка.

- Батюшка, благословите нас с мамой переехать в Эстонию. Мы в Тапу хороший обмен нашли.

- Как в Эстонию? Вы что, за границей хотите жить?

Слушаю и недоумеваю: ну, какая же Эстония заграница? А перестройка – это… Это же время митингов, восторга и опьянения свободой. Но каким же горьким было похмелье, когда обнищала и распалась великая держава. Эстония стала заграницей. А в горячих точках и у Белого дома вскоре пролилась большая кровь.

Но пока над головой синее небо, и застенчивая девица с румянцем во всю щёку спрашивает батюшку, как доить коров. Кто-то морщится, не скрывая насмешки: мол, с таким пустяком обращаться к архимандриту? Но для девицы это не пустяк – у неё в монастыре послушание доярки, а коровы, бывает, брыкаются и не даются доить. От смущения девица говорит шёпотом, а вот ответ батюшки слышен всем:

- Был у меня в детстве случай. Одна корова давала много молока и вдруг стала возвращаться с пастбища пустой. Начали следить за коровой и обнаружили, что на водопое у реки она всегда забредает в ту заводь, где, мы знали, водились сомы. Подплывают к ней сомики и пьют молоко. Губы у сомика мягкие, нежные, а корове нравится нежность. Поняла, как надо доить?

- Как сомик, – улыбается девица.

- Как сомик.

Разные вопросы задают старцу, но главный вопрос – как жить?

- Батюшка, я недавно крестилась и хочу теперь бросить работу, чтобы жить возле монастыря и молиться Богу, – рассказывает паломница из Норильска, преподавательница музыки, лет пятидесяти.

- Значит, вы хотите стать безработной? – уточняет старец. – А за электричество как будем платить?

- Как за электричество? – переспрашивает женщина и осекается, понимая, что даже в деревне надо оплачивать счета за электричество и на какие-то средства покупать хлеб. – Батюшка, подскажите, как же мне жить?

- Надо бы всё же доработать до пенсии. Пенсия нам крылышки даёт.

- Батюшка, – продолжает расспрашивать паломница, – а православным можно лечиться лекарствами?

- Почему же нельзя? Врачи от Бога.

Эту паломницу я знаю. Мы обе недавно крестились в монастыре, там и познакомились, попав под опеку строгих богомолок в чёрном, предрекающих скорое пришествие антихриста и чувствующих его вездеприсутствие в мире. Нам с моей новой знакомой это пока не понятно, и богомолки-"ревнительницы" просвещают нас: чай и кофе – напитки бесовские. Обувь на каблуке тоже бесовская, ибо каблук на самом деле копыто, и понятно чьё. Ну а про то, что в аптеках торгуют бесовской химией, а искусство – это зловонные миазмы преисподней, тут и говорить нечего. А ещё "ревнительницы" убеждают нас, что надо одеваться благочестиво, и вскоре преподавательница музыки появляется в храме, одетая, как они: чёрный платок в "нахмурку", повязанный по самые брови, кособокая сатиновая юбка до пят и грубые большие мужские башмаки. Смотреть на этот маскарад как-то неловко. Однако уже через неделю "ревнительницы" обряжают во всё чёрное и меня.

А дальше картина такая. Иду я через двор монастыря этакой маскарадной чёрной вороной, воображая себя благочестивой, а батюшка Иоанн (Крестьянкин) смотрит из окна своей кельи на моё благочестие и стучит по стеклу, пытаясь что-то сказать. Келья батюшки на втором этаже, окна уже заклеены к зиме, и что он говорит – никак не разобрать.

- Батюшка, не слышно! – отзываюсь я снизу.

И тогда архимандрит Иоанн присылает ко мне своего письмоводителя Татьяну Сергеевну, чтобы передать, мол, батюшка просит вас не одеваться в чёрное.

Переоделась я в свою обычную одежду, и "ревнительницы" так запрезирали меня, что с той поры я лишилась ценной информации о бесовских свойствах чая, а также искусства. В общем, пью чай, читаю Тютчева, а ещё люблю хорошую живопись и дивной красоты павловопосадские платки. Платки – это тоже из той осени: на совет к старцу приехали художники, муж и жена. Оба пишут пейзажи и участвуют в выставках, а для заработка (семья многодетная) расписывают на фабрике платки. Жена, чуть стесняясь, достаёт из сумки и показывает их. А платки – чудо, праздник радости в красках! Но муж, похоже, смотрит на эту фабричную подёнку иначе, рассказав чуть позже, как его срамил некий "ревнитель", говоря, что надо расписывать храмы, а не бабье тряпьё. Словом, художники смиренно просят батюшку благословить их оставить мирское искусство, чтобы писать исключительно иконы. Помню ответ старца:

- Иконописцов и без вас хватает, а мир заболеет без красоты.

А ещё батюшка говорит нам про те "самодельные кресты", когда человек отвергает данный ему Господом путь ко спасению – не хочет нести крест кормильца многодетной семьи или ухаживать за больными родителями, но выдумывает для себя в горделивом мудровании особую "духовную" жизнь. Мы переглядываемся – это про нас. У каждого из нас своя подёнка, свои скорби и те тяготы жизни, от которых хочется сбежать в монастырь или уйти сгоряча из семьи. Сколько же семей, уже находившихся на грани развода, сохранилось тогда благодаря старцу! Но об этих семьях надо рассказывать особо. А пока скажу о главном уроке, полученном тогда от старца: с креста не сходят – с креста снимают, а бежать от креста – это бежать от Христа.

Но как же нелегко порою нести этот данный Господом крест! Помню, я пожаловалась тогда батюшке на свои скорби, а вскоре получила от него письменный ответ:

"Дорогая моя многоскорбная Нина! А я ведь вас позову к подвигу – идти дальше за Христом, идти по водам, одной верой преодолевая скорбные обстоятельства жизни своей. Уже многому научило вас страдание, многое приоткрыло из сокровенных тайн духовной жизни, а сколько их ещё впереди, но цена их страдание.

А вам, дорогая Нина, говорю не от себя, но от святых отцов:

"Что успокаивает в лютые времена душевного бедствия, когда всякая помощь человеческая или бессильна, или невозможна? Успокаивает одно сознание себя рабом и созданием Божиим; одно это сознание имеет такую силу, что едва скажет человек молитвенно Богу от всего сердца "да свершится надо мною, Господь мой, воля Твоя", как и утихает волнение сердечное от слов этих, произнесённых искренне, самые тяжкие скорби лишаются преобладания над человеком".

Это вам на те дни, когда мгла застилает небо над головой и Господь, мнится, оставил создание Своё.

Божие благословение вам и О.

"Одно мне предписывает плоть, другое – заповедь.

Одно – Бог, другое – завистник.

Одно – время, другое – вечность.

Горячие проливаю слёзы, но не выплакан с ними грех".

И вот выплачем и спасёмся. Храни вас Господь, а мы о том молиться будем.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)".



Как же меня поддерживали в те трудные годы письма и молитвы архимандрита Иоанна! Батюшка-солнышко, батюшка-утешитель и батюшка с мученической судьбой. Из лагерей он вернулся с перебитыми пальцами на левой руке, но о годах заточения избегал говорить, пресекая все разговоры о том. И всё же однажды, не утерпев, я спросила:

- Батюшка, а страшно было в лагерях?

- Почему-то не помню ничего плохого, – ответил он. – Только помню: небо отверсто и Ангелы поют в небесах.

Вот это и было главным при встречах со старцем – ощущение незримого Благодатного Света, льющегося на нас с небес, а с Богом и в скорби легко.

Однако вернусь снова в ту осень, когда архимандрит Иоанн (Крестьянкин) подолгу беседовал с людьми.

- Батюшка, – жалуется старушка, – полжизни стоим в очереди на жильё, а живём и доныне всемером в комнатушке. Теснота такая, что внуки спят на одной кровати валетами и друг другу подбородок ногой подпирают.

Следом за старушкой жалуется мужчина и почти кричит, рассказывая, как он десять лет отработал в горячем цеху ради обещанной заводом квартиры, но после перестройки завод приказал долго жить. И что теперь делать?

- Молились бы вы святителю Спиридону Тримифунтскому, – говорит батюшка, – и были бы давно с жильём.

Записываю на всякий случай имя святителя Спиридона Тримифунтского, хотя и не собираюсь молиться ему. Проблем с жильём у меня нет. Точнее, есть. Но, после того как наша семья всего четверть века отстояла в очереди на двухкомнатную квартиру, получив в итоге однокомнатную, мы уже не ждём ничего от властей. Правда, с очереди нас не сняли, обещая дать положенное, но, судя по срокам, посмертно. Так что у нашей семьи теперь другие планы – купим дом возле монастыря в Печорах, благо деньги для этого есть. Нет проблем, если ты при деньгах. Но вот что странно – позже я уже почти в безденежном состоянии купила дом возле Оптиной пустыни, а тут и с деньгами не получалось никак. Более того, каждый раз, как я отправлялась по объявлению о продаже дома, в ноги вступала такая боль, будто в пятки вонзили иголки. Доковыляю кое-как, а дом уже продали или раздумали продавать. Промучилась я полгода в поисках дома, а потом спросила архимандрита Иоанна:

- Батюшка, да почему же у меня никак не получается купить дом в Печорах?

- Потому что ваше место не здесь, а в Оптиной пустыни.

Прости, Господи, моё невежество, но ни о какой Оптиной пустыни я в ту пору и не слыхивала, усвоив из слов старца единственное: меня хотят изгнать из моих любимых Печор. Пришла я с этой обидой к моему духовному отцу архимандриту Адриану, но и тот благословил съездить в Оптину пустынь. Съездила. Не понравилось. Руины храмов и горы мусора вокруг. Монастырь ещё только начинали восстанавливать. И мерзость запустения на святом месте поражала настолько, что я тут же отправилась к архимандриту Кириллу (Павлову) с жалобой на старцев, выселяющих меня непонятно куда.

Помню, как улыбался отец Кирилл, слушая мои причитания, а потом сказал, благословляя на переезд:

- Благодатная Оптина, святая земля.

Как же благодарна я теперь Господу, поселившему меня на этой святой земле, но какой же трудной была дорога сюда!

- Мы у Господа тяжёлые хирургические больные, – говорила мне позже одна монахиня. – У каждого своя гордынька и своя корона на голове. А Господь жалеет нас, неразумных, и лечит уже хирургическим путём.

Словом, переезду в Оптину предшествовала та "хирургия", когда отсекалось всё, чем тщеславилась, бывало, душа. Сбережения съела инфляция. А то, что казалось прежде значительным: литературный успех, публикации, жизнь в кругу знаменитостей – всё стало ненужным и уже немилым, когда тяжело заболел сын и умирала, казалось, мама… В квартире стоял тяжёлый запах лекарств, под окном ревело моторами московское шоссе, и в сизом тумане выхлопных газов было порою нечем дышать. Как же мы мечтали тогда о деревне и о глотке, хотя бы глотке, свежего воздуха! Но пока я привередничала, не желая переезжать в Оптину, цены на здешние дома, стоившие прежде дешевле дров, возросли настолько, что были уже не по карману.

Вот так и свершилось то, о чём заранее предупреждал батюшка Иоанн (Крестьянкин): над головою чёрное небо в тучах и такая отчаянная беспросветность, что я уже даже не взмолилась, а возопила к святителю Спиридону Тримифунтскому, умоляя помочь. Помощь пришла незамедлительно, и я лишь твердила про себя: так не бывает. Но так было. И вскоре мы уже купили дом возле Оптиной пустыни, где и стали оживать, возвращаясь к жизни, мои родные. Помню, как сын, пролежавший в больнице четыре месяца, сначала неуверенно вышел в сад, а потом убежал купаться на реку, и вот уже мы, как в прежние времена, плаваем с ним наперегонки. И мама снова прежняя мама. Вот она несёт с огорода редиску и радуется, что взошла морковь.

Особо любимых угодников Божиих много. Но святитель Спиридон Тримифунтский был в моей жизни первым святым, через которого открылась та бездна милости Божией, когда на опыте узнаёшь – Господь не даёт испытания свыше сил, но всё ко благу и всё промыслительно. И я так полюбила святителя Спиридона, что ежедневно читала ему тропарь:

"Собора Перваго показался еси поборник и чудотворец, богоносне Спиридоне, отче наш. Темже мертву ты во гробе возгласив, и змию во злато претворил еси, и внегда пети тебе святые молитвы, Ангелы, сослужащие тебе, имел еси, священнейший. Слава Давшему тебе крепость, слава Венчавшему тя, слава Действующему тобою всем исцеления".

Помню, как в Оптину пустынь приехала на всё лето семья Воропаевых с детьми, а снять жильё не получалось никак. Пришли они ко мне грустные и говорят, что никто не берёт с детьми на квартиру и придётся им отсюда уезжать.

- Давайте, – предлагаю, – читать тропарь святителю Спиридону Тримифунтскому.

Начала читать, а дети смотрят на меня с недоумением, не понимая слов тропаря.

Вот и пришлось рассказывать им о святителе Спиридоне, ибо тропарь – это краткое его житие. Тут за каждой строкой своя история, и особенно детям понравилось про то, как "змию во злато претворил еси". Было это во времена страшного голода. Пришёл к святителю Спиридону бедняк и заплакал, рассказывая, как просил у богача взаймы хлеба для своей голодающей семьи, а тот отказался дать что-либо без денег.

Через сад в это время проползала змея, и святитель тронул её посохом, превратив незаметно для бедняка в слиток золота. Отдал он золото голодающему, велев выкупить его у богача обратно, когда будет хороший урожай. Потом голод миновал и был такой обильный урожай, что земледелец с лихвой расплатился с богачом за взятый взаймы хлеб и, выкупив золото, вернул его святителю Спиридону. Святой отнёс золото в сад, и слиток по его молитве превратился обратно в змею, тут же ускользнувшую из сада. Всё это происходило на глазах изумлённого земледельца, дабы уверился и возблагодарил Господа, неизменно пекущегося о нас…

Святителя Спиридона Тримифунтского всегда почитали на Руси как покровителя бедных, бездомных, страдающих. В честь него возводили храмы и называли улицы, взять хотя бы знаменитую Спиридоновку в Москве. А в те трудные годы, когда восстанавливали разорённую Оптину пустынь и всё вокруг лежало в руинах, в монастыре ежедневно читали акафист святителю Спиридону Тримифунтскому

Рассказала я детям, как дивно помогает святитель Спиридон, и мы уже с большим воодушевлением прочитали тропарь и акафист ему. Только кончили читать, как окликает меня с улицы соседка:

- Хочу сдать на лето садовый домик какой-нибудь семье. Нет ли у тебя таких знакомых?

- Есть! Есть! – закричали тут разом все Воропаевы.

С тех пор каждое лето они жили в этом "своём" домике.

Ровно год я читала ежедневно тропарь святителю Спиридону Тримифунтскому. Ничего не просила, но лишь благодарила от всей души. А через год пришла телеграмма с известием, что мне надо срочно выехать в Москву для получения двухкомнатной квартиры.

Приезжаю, а инспекторша по жилью смотрит на меня огнедышащим взором и говорит, задыхаясь от ярости:

- Всех блатных наизусть знаю, но такого блата, как у вас, ещё не видела!

Ничего не понимаю. Какой блат? Откуда? Постепенно выяснилось – никто не собирался мне ничего давать. Напротив, начальство распорядилось дать эту квартиру каким-то нужным людям. Дело было уже решённым, как вдруг квартиру по очереди предоставили мне. Разгорелся скандал: почему "упустили"? И теперь инспекторша жаловалась мне:

- Нет, я же ещё и виновата. Да я, как лев, против вас боролась! Я себе голову сломала, вычисляя ваши связи. Всех вроде знаю, а тут – не пойму. Ну, хорошо, квартира ваша, но откройте секрет – кто за вами стоит?

- Святитель Спиридон, – отвечаю.

- Кто-кто? – не поняла инспекторша.

Но я уже не стала ничего уточнять. Впрочем, той квартирой мы владели недолго. Моя старенькая мама слабела с годами, а до монастыря было далековато ходить. Вот и обменяли мы престижную квартиру в центре на куда более дешёвую квартиру в зелёном "спальном" районе, чтобы купить новый дом возле монастыря.

Место здесь дивное и всегда красиво. На Рождество искрится под звёздами снег, а весной всё бело от цветущих яблонь. Воздух гудит от благовеста колоколов, а мы всей семьёй идём в храм. Мама часто крестится на купола Оптиной, а сын, опережая нас, уходит вперёд. Сколько живу здесь, а всё удивляюсь: да за что ж мне такая милость? И всё чаще вспоминается старенький батюшка Иоанн (Крестьянкин), вразумляющий нас, неразумных: "Промысл Божий управляет миром и судьбами каждого из нас". Всё так. Но поверила я этому уже только в Оптиной.

Категория: Чудеса и знамения | Просмотров: 4956 | Добавил: MARIO | Теги: Чудеса сввятителя Спиридона Тримифу | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск
Календарь
«  Май 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей
Сайты
Copyright © 2017